mmikhailm (mmikhailm) wrote,
mmikhailm
mmikhailm

К оценке чавизма и событий в Венесуэле

https://prorivists.org/chavism2017/

США терроризировали Латинскую Америку фашистскими диктаторами весь XX век. В XXI веке латиноамериканские народы совершили известный «левый поворот». Сегодня ни одно правительство Латинской Америки, по крайней мере открыто, себя не называет правым. В Мексике, Колумбии, Панаме, Гондурасе, Чили и Гватемале у власти находятся так называемые право-центристы. «Радикальными» левыми считаются Венесуэла, Боливия, Никарагуа и Эквадор, а полулевыми — Бразилия, Аргентина, Уругвай, Парагвай, Сальвадор и Перу. Конечно, с известными оговорками и «запинками» в отдельных странах. В информационном пространстве это разделение на правых и левых связано с принятием либо отказом от так называемой неолиберальной политики, навязываемой США.

В журналистике латиноамериканской левизной также считают «усиление социально-экономических функций государства», то есть некоторый поворот буржуазного государства в сторону соблюдения общеклассовых интересов буржуазии в более умном формате, чем оголтелый колониализм. Следует признать, что в силу специфики латиноамериканской государственности правящим группам в этих странах свойственно некоторое лавирование между буржуазией, в том числе латифундистами, и народными массами, то есть некоторая стеснительная форма перераспределения богатств, которую развитые богатые империалистические государства уже давно ввели в повседневность для своих народов.

Кроме того, центральной проблемой любой власти в Латинской Америке становится зависимость от США. Причём движение к национальной самостоятельности сопряжено с опорой на народные массы, а значит с тенденцией к социализму или с игрой в социализм. Вся мировая практика показала, что буржуазия уже к концу XIX века превратилась в самый трусливый социальный класс в истории. Никакой настоящей национальной, некомпрадорской буржуазии нет и, похоже, никогда не будет. Это историческая абстракция, вполне применимая к известной антифеодальной борьбе, но совершенно не годная к современным условиям. На практике реальные предприниматели каждый раз предают свой народ, какими бы олигархическими капиталами они не обладали. Смелость буржуазия проявляет только при наличии тотального военно-технического превосходства. В остальных случаях они действуют исподтишка и всегда идут на «партнёрские отношения» в угоду то европейским, то вашингтонским старшим братьям.

Следовательно, единственный способ иметь национальное достоинство и относительно независимую от США физиономию — это опора на пролетариат. Только народные массы латиноамериканских стран реально желают национальной независимости, и не только от США как империалиста, но и от своей местной белой «элиты» как прямой агентуры ЦРУ.

Ясно, что опора на народные массы проявляется в усилении государства, в том числе и его социальных функций. Целые горы бумаги исписаны панегириками и брызжущими ненавистью похоронками на тему того, что Венесуэла и Боливия национализировали нефть, газ и вместе с Бразилией, Эквадором, Никарагуа развернули масштабные социальные программы ликвидации неграмотности, введения бесплатной медицины, пенсионного обеспечения и ликвидации бедности. Но только Венесуэла объявила о строительстве некоего социализма, правда не просто социализма, а социализма аж XXI века!

Очарования всему этому «левому повороту» в глазах интеллигентствующих обывателей добавляет мирный, демократический приход к власти этих режимов, под забористую трескотню про народные интересы и латиноамериканский революционный процесс. В глазах политически недообразованных леваков вырисовывается альтернатива «большевизму с его диктатурой». Каждый сочувствующий социализму хочет вершить революцию в белых перчаточках, сочиняет красивенькую сказку про то, как смелый и отважный лидер, вроде Уго Чавеса, придёт к власти и вразумит буржуазный класс, трансформирует капитализм в социализм.

Но о чём в реальности нам говорит опыт Чавеса?

Во-первых, в связи с общим культурным развитием пролетариата, буржуазии всё сложнее вербовать на свою стороны массы, поэтому Чавес, например, удержался в 2002 году в отличие от Альенде в 1973 году. Документальный фильм «Революцию не покажут по ТВ» вообще нужно считать наглядным пособием по тому, как не должна себя вести революционная власть. Вся эта демократическая демагогия и моральная помпа самопожертвования, правительство из канцелярских крыс и уступки колебанию военных есть показатель крайней политической безграмотности и незрелости. То, что Чавес удержал власть и его не убили, — счастливое стечение обстоятельств, связанное с трусливостью буржуазии и нерешительностью военных.

Во-вторых, стихийный ненаучный социализм Чавеса, увлечение троцкизмом и презрение к революционной теории сказались как на бесперспективности реформирования капитализма в пользу народа, так и на способах удержания власти. За 20 лет в Венесуэле было проведено 18 референдумов. Опора чавистов на демократию в условиях параллельного существования и здравствования буржуазного класса, его партий, свободы буржуазных СМИ граничит с идиотизмом. Вместо того чтобы строить коммунизм, Чавес, а теперь и Мадуро, целыми днями занимаются пиаром и борьбой с потоками лжи олигархических ТВ. При этом считают себя настоящими героями за то, что они, с их кондовыми индейскими физиономиями, побеждают в полемике и на выборах белокурых холёных европейцев с каракасской рублёвки, беззастенчиво рассуждающих о прелестях сословного неравенства. Все эти кармоны даже не скрывают своих связей с ЦРУ. А наши леваки умиляются: «Ах, какая харизма, какая убедительность!».

Нет ничего убедительнее, чем большевизм, чем объективные научные истины, а завоёвывать симпатии венесуэльского народа супротив дегенеративной оппозиции — большого ума не надо. Тем более, как уже было сказано, с «этногенезом» Чавеса или Мадуро.

В-третьих, ненаучная идеология чавизма закономерно продемонстрировала полное политическое банкротство при построении «социализма» путём перераспределения доходов в пользу народа. Если бы Чавес читал не только «Дневник Че Гевары», а открывал, например, Маркса и Энгельса, то ему была бы известна марксистская критика различного распределительного утопизма.

С сожалением приходится констатировать, что несмотря на теоретический разгром марксизмом анархизма и социалистического утопизма ещё в XIX-XX вв., ряд народных лидеров, с упорством, которому бы позавидовали бараны, пытается строить социализм или что-то наподобие социализма путём вмешательства возглавляемого ими государства в распределительные отношения в экономике. Это не только Чавес, но и Кадаффи, Ниязов и подобные им «уникумы».

Управление капитализмом с вершины буржуазного государства в интересах пролетариата, попытка реформы капитализма в некое подобие социализма, всегда будет терпеть крах. Потому что проблема капитализма не столько в самой буржуазии внутри конкретной страны, пусть даже и не до конца политически изолированной, сколько в рынке, от которого так боятся отказываться все самоучки-недоучки народные президенты. Именно стихия рыночных отношений в конечном счёте аккумулирует в руках магнатов прибавочный продукт всей нации, сколько его не выгребай государством в пользу широких масс. Как только цены на нефть упали, то венесуэльский «социализм XXI века» пошёл по миру, впал в обыкновенный буржуазный экономический кризис.

Чавес, вместо того чтобы строить социализм, строил больницы и школы, не понимая, что социализм гарантирует больницы и школы, а больницы и школы ничего не гарантируют, кроме искренней благодарности народа и нескольких красивых этнических песенок. Вместо того чтобы вести народ к коммунизму, чависисты исполняли его сиюминутные желания, потакая либерально-демократическим иллюзиям и антикоммунистическим страхам.

Таким образом, чавизм — это очередное прочтение опыта Альенде, типичного президента-популиста без внятной научной программы перестройки общества, без партии, без опоры на рабочий класс и с патологическим страхом перед диктатурой пролетариата.

Однако Мадуро в последние дни демонстрирует, что опыт Чавеса 2002 года он на ус намотал. Действует более решительно и жёстко, арестовал оппозиционеров, подавил мятеж, отстранил генпрокурора. Это хорошо, но этого крайне недостаточно, и чтобы в конечном счёте удержать власть и, тем более, чтобы предложить своим сторонникам вменяемую программу выхода из кризиса. Выход возможен исключительно большевистскими методами.

В этой связи предлагаем следующие тезисы для боливарианской революции.

1) Власть народных сил должна опираться на рабочий класс, на массовые организации рабочего класса, будь то органы публичной власти, или профсоюзы, или любые другие крупные организации. Возглавлять массы на местах должны самые крепкие и надёжные чависты.

2) Власть народных сил должна быть формой диктатуры рабочего класса, то есть не распоряжаться формально-юридическими инструментами, а руководствоваться революционной научной целесообразностью. Игра в демократию мешает политической выучке рабочего класса, запудривает дело демагогией. Демократия должна быть исключительно для рабочего большинства и бедняков.

3) Власть народных сил должна до конца проводить экономические интересы рабочего класса, то есть необходимо полностью экспроприировать буржуазию, объявить монополию на внешнюю торговлю, запретить деятельность партий и организаций буржуазии, в том числе СМИ. Всякие политические полумеры всегда ведут к поражению революции.

4) Власть народных сил не может эффективно и безопасно использовать буржуазный государственный аппарат, несмотря на то, что уже десять лет чависты у власти. Все силовые службы должны быть переформированы из лояльных революции трудовых масс и бедняков. Старый буржуазный аппарат необходимо до основания разбить и учредить новые органы власти.

5) Форма государственной власти должна быть максимально простой и удобной для революции. В настоящий момент, с учётом отсутствия у чавизма полноценной политической партии, представляется наиболее целесообразной военная диктатура Мадуро или группы наиболее авторитетных товарищей.

6) В конечном счёте, для обеспечения устойчивости и поступательности революции, для удержания власти и крепкой стойки против империалистических хищников, чавизм должен преобразоваться в политическую партию авангардного типа.

7) Только опыт большевизма является истинной сокровищницей революционного коммунистического строительства. Необходимо его творчески применять.

Данные соображения были переданы Послу Венесуэлы в РФ.
09/08/2017
https://prorivists.org/chavism2017/


Tags: Разное, Что делать?
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments