mmikhailm (mmikhailm) wrote,
mmikhailm
mmikhailm

Общество спектакля

Сегодня, у товарища "DAMIRX" день рождения. https://damirx.livejournal.com/
Это его рассказ. И у него их, есть ещё!

Оригинал взят у damirx в Общество спектакля
Любые параллели с наблюдаемой реальностью суть происки читателей. Автор вообще ничего не имел ввиду, а просто описал, что видел и всё.

Волки и козел.
Голодные волки подчиняются двум словам: дисциплина и долг. Голодные волки называют вожака фюрером и готовы порвать за него любого барана. Сытые волки, напротив, - это ленивые демократы, не лишенные чувства юмора, прекрасного и романтики. У сытых волков вожак вовсе не фюрер, а чудаковатый старший брат и наставник. Козел, как истинный политик, всё это знает, и поэтому ждет, когда серые зверюги превратятся в забавных, лохматых псов.
Волки насытились и расползлись сообразно семейным ценностям. Не семейные, молодые волчата стали рассуждать о жизни.
- Я вот думаю, братья и сестры, что дисциплина - это подчинение, - сказал серый волчок, обгладывая крупную белую кость, - но подчинение не на страхе, а на особом внутреннем чувстве…
- Ага, на чувстве долга. Дисциплина - это подчинение на долге, - с сарказмом говорит белолобый.
- Правильно! - добавляет чернобокий с еще большим сарказмом, - Наш долг - подчиняться дисциплине.
Белобокая начинает хихикать: «Философы, блин!», и весь молодняк заливается громким смехом.
Козел замаячил в темноте белым пятном и предупредительно проблеял: - приятного аппетита, уважаемые!
- Привет, рогатый! Баранины не желаешь?- отзывается серый, и все опять заливаются громким смехом.
- Аха-ха! Ну, Ты и чума, Серый! Дай пять! - веселится белолобый.
- Пять?! Пять?! - давится смехом белобокая, - Да ведь у него всего четыре!
- А хвост?! Хы-хы-хвост! - плачет от смеха чернобокий.
- Экономическая ситуация в возглавляемом мною стаде… - начал было Козел, но волки стали выть от смеха и стучать лапами. Козел пытался продолжить: Расчеты ученых-экономистов говорят о приближении кризиса…
- Черт табакерский! - выдавил из себя Белолобый.
Серый, давясь от смеха, обнял Козла за шею и, передразнивая его, сказал: «Расчеты а-ха-ха баранов-ха-ха-экономистов говорят о том а-ха-ха, что экономисты - бараны…»
Белобокая уже не может сдерживаться и, держась одной лапой за козлиный рог, другой - за живот, беззвучно икает от смеха.
- Для стабилизации экономики нужен новый транш кредита, - заканчивает речь Козел.
Белобокую стошнило от икоты свежим мясом и кровью прямо под ноги Козла.
Увидев это, волки принялись глубоко и шумно дышать, пытаясь успокоиться. Серый, вытирая лапой слезы, спрашивает: - И сколько эти бараны насчитали?
- Семь! - резко отвечает Козел.
Пока Белобокая ест мясо обратно внутрь, подходит Белолобый и принимается грызть козлиный рог.
- Ты хоть знаешь, козлиное Твое лицо, сколько это - «семь»? - хитро спрашивает Чернобокий.
- Семь - это минимум! - отвечает Козел: - для полноты стабилизца нужно десять!
Дрожа от усилий, Белолобый пытается откусить Козлу рог. Козел инстинктивно сощурил глаз.
- Ты что думаешь, мы их рисуем? Или может они у нас во рту растут? Ты хоть знаешь, сколько Твоих братьев баранов отдали жизни, чтобы сейчас мы, уважаемые серые волки, могли предоставить Тебе этот кредит? - заглядывая Козлу в открытый глаз, спрашивает серый.
- Волки! Партнеры! Не браться мне бараны! - заволновался козел, пытаясь освободить отгрызаемый рог из челюстей Белолобого.
- У Тебя копыты в крови, плотоядный Ты наш, - закончив уплетать мясо и облизываясь, говорит Белобокая.
- Десять значит? - переспрашивает Серый, - и стабильный рост поголовья гарантирован?
- Еще бы на страховочку надо… - скромно блеет Козел, - защитить инвестиции, так сказать, уважаемых бизнесменов.
Чернобокий, лизнув Козла в лоб, говорит: - Ты совсем страх потерял, Козел? Мяса ему дай, рога начисть, а он еще и на страховку требует. Не пора ли нам подумать о твоем приемнике?
Козел, как-то незаметно для себя, попал в окружение четырех, хоть и сытых, но все-же волков. От этого мозг его стал работать интенсивнее, а по жилам холодком побежал адреналин.
- Козлов на переправе не меняют! У меня рейтинг, поддержка и всебаранья любовь. А приемник что? Да его ни один баран не знает!
- Это не важно, - отвечает Серый: - Современные средства манипуляции жирными массами позволяют нам Твои рога приставить… - Серый глянул на Белобокую: - Да хоть ей! И будет у нас новый козел: Белобокая!
- Серый! Ну Ты нахал! - кокетничает Белобокая, - и откудова Тебя такого умного взяли?
- Она-же волк! - Козел удивился, и к своему удивлению обнаружил, что еще и испугался.
Чернобокий, подняв бровь, разглядывает свежевыпавшие шарики помета со стороны козлиного хвоста: - что это?
- Залог. Время нынче неспокойное, и наше правительство, ка-ка… идя вам навстречу, ка-ка… в качестве залога предоставит вам ка-ка… драгоценности, - быстро сориентировался опытный политик.
- Ты чего это стал заика..каться? - спрашивает Серый.
- Взволнован историческим моментом, - отвечает Козел.
Белобокая, словно фокусник, достала из-за спины 8 старых, волчьих зубов и протянула их Козлу:
- Держи! Ровно десять!
Козел сгреб зубы и со словами «стабилизация не за горами» стал пятиться в темноту.
- А расписаться за выцыганенные активы? - окликнула его Белобокая и, не дожидаясь ответа, взасос поцеловала Козла, измазав его губы красным.
Серый взял Козла за рога и, сказав «Партнерррр», тоже облобызал Козла.
- Вернешь двенадцать, брат! Своих не обдираем, - прорычал Чернобокий и трижды наотмашь чмокнул Козла.
- Залог забери! Мы партнерам доверяем! - артистично рявкнул Белолобый.
Козел ссыпал в карман зубы, собрал шарики навоза и положил их туда-же. Потом молча, и с достоинством зашагал прочь с высоко поднятой бородой. Удаляясь в темноту, Козел услышал едва сдерживаемый волчий смех.
Козел и бараны.
- Дорогие бараны и овцы! Чуваки!* - начал Козел речь перед баранами. Бараны смотрели на Козла и перешептывались. «У нашего-то Козла копыта в крови!» - восхищались добродушные толстые овцы. «На левом рогу отметки от зубов!» - ухмылялись толстолобые, воинственные бараны. «Да! Показал он врагам, где раки зимуют!» - являли свою мудрость те, чей возраст перевалил за половину. «Показал, показал» - уважая старость, соглашались все, включая озорных ягнят. «Врагов копытами топтун, на рогу вертун, дам соблазун!» - строчили остроумные журналисты, подметив козлиные красные губы.
- … получен очередной кредитный транш. Он позволит нашему белому стаду продолжить движение к нашей мечте. Ничто не стоит на нашем пути. Наши ученые… - Козел имел над баранами истинную власть: то, что он говорил, всегда казалось логичным, самодостаточным и правильным. Никто из баранов не возражал, но во время речи Козла мог отвлечься на мгновение и выразить одну из одобренных эмоций. Что самое интересное, эта козлина даже не врал. Просто слово «наши», в соответствии с его самоидентификацией, имело другой смысл.
- … развитие гуманитарной науки требует от нас создания надежных средств доставки оружия массового поражения… - говорит Козел о мире во всем мире.
«Научно, да. Надо, надо» - кивают боевые бараны.
- … нашим политикам удалось достичь соглашения о взаимовыгодном сотрудничестве… - продолжает Козел о своих международных валютно-кредитных приключениях.
«Скромный, умный дипломат» - вздыхают овечки и у них подкашиваются от любви ноги.
- …Пятнадцать волчьих зубов в шерстяном бараньем эквиваленте - не высокая цена за будущее наших детей.
«Нет. Не дорого, нет. Оплатим, отдадим» - воодушевляется стадо, уже приготовившись много жрать в поте лица своего, чтобы вырастить густую, экологически чистую шерсть без ГМО.
Чувак и Волки
Бяшка был особый. Во-первых, он мечтал стать волком. Во-вторых, этот чувак с юности отличался трудолюбием и жрал за троих. Благодаря его трудолюбию и шерсть была густой и теплой, и жирные его бока выглядели очень аппетитно. Бяшка не раз уже ловил на себе голодные волчьи взоры и взоры эти убеждали Бяшку в его особенности: его место среди волков. Однажды ночью Бяшке приснился сон волнующий и обнадеживающий. Сон был настолько реален, что Бяшка два дня потом ходил сам не свой. Приснилось ему, что он спит, и подходят к нему два волка и волчица. Обнюхали его, потрогали бока и стали хвалить: «Хорош! Славен! Наш будет!» Потом походили вокруг и сказали: «Еще не время…». У Бяшки защемило сердце от этих слов: ведь его выбрали, будет и его время! Нужно только верить и работать, не отлагая зуб.
Как преуспевающий баран Бяшка взял в кредит аж два волчьих клыка и три катушка козлиного помета под невысокий, «привлекательный» процент и бросился, расталкивая соплеменников, в самую гущу, «извлекать доход».
Доходы росли. Бяшка чувствовал это по затрудненной походке, важности и зависти менее успешных бизнесменов. Настал очередной вечер встречи Козла с избирателями. Уставшие, сытые бараны приготовились внимать кумиру.
- В нашем стаде участились случаи нечестного ведения бизнеса. Прикрываясь поддельным пометом, крупные бараны получали выгодные контракты и задолжали много шерсти. Я дал задание мускулатуре** провести проверку барана Бяшки, - Козел был сдержан, справедлив и беспристрастен. «Правильно, правильно. Надо проверить. Проверка покажет» - закивало стадо.
Бяшка, лениво покачивающийся на своих ногах, не особо вслушивался в слова, пока не услышал свое имя. К нему тут-же подошли двое, и, взяв пробу помета, огласили на всё стадо: «Поддельное!»
«Мое время пришло!» - гулко застучала мысль в Бяшкиной бараньей бестолковке.
- Я подам в межвидовой трибунал, - рассеяно проблеял Бяшка и ноги сами понесли его «туда, где волки». Никто не пытался остановить Бяшку, только кто-то проблеял из стада: «Овца госдеповская!»
Межвидовой трибунал встретил Бяшку тремя холодными, отстраненными, желтоглазыми, серыми мордами в набигудюшенных париках. Эти парики напомнили Бяшке детские сказки о рае, в котором, должны жить овечки, похожие на судейские парики: белая шерсть и идеально круглые завитушки. Правда, для чего нужны эти овечки в раю, чуваку было не ведомо.
- Вы по какому вопросу? - безразлично официально спросила центральная серая морда, зарисовывая гусиным окороком барашка в графу «прибыль».
- Мее-ее притесне-еее-ее… - сдавленно проблеял Бяшка.
- Желаете получить политическое убежище? - улыбнулась другая серая морда, сверкнув неслыханным богатством волчьих зубов.
Остолбеневший от вида богатства Бяшка неожиданно четко произнес: «ДА!»
- Вы состоите в профсоюзе жирных и успешных олигархов? - поинтересовалась третья серая морда, у которой из-под парика выглядывала прядь белой волчьей шерсти.
Пока Бяшка понимал вопрос, центральная серая морда показала на него обглодком гусиного окорочка и грозно заявила в пространство: - Надо раздавить этот живодерский режим! Мы, вегетарианцы не потерпим преступлений против млекопитающих! Вы готовы давать показания?
- Мне бы волком стать… - почуял Бяшка прилив наглости и доверия к серым мордам.
Вторая серая морда (та, у которой полный рот волчьих зубов) вытянув губы, послала Бяшке воздушный поцелуй и томно вздохнув, облизала губы.
- Как звать-то? - фамильярно спросила морда с белой прядью.
-Бяяяяшка! - гаркнул чувак.
(Часть текста, ввиду особой жестокости, удалена. Автор почти не пострадал)
Волки
- Слышь, Серый!
Серый, что-то проурчал в ответ, обгладывая кость.
- Серый, твою мать! - волки захихикали.
- Одень овечью шкуру, выйди, покажись нашему стаду. Пусть видят, каким волком стал Бяшка.
Серый лежа на спине, почесал пузо и выдохнул: «Нецелесообразно!»
Волки заржали.
------------------
*Чувак - кастрированный баран.
** Видимо, имелась в виду прокуратура.

Tags: "Их нравы", Притчи рассказы сказки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments