mmikhailm (mmikhailm) wrote,
mmikhailm
mmikhailm

У них такая демократия, что вам даже и не снилась.

https://vk.com/prorivists?w=wall-156278021_20

Предлагаем вашему вниманию выписки из интервью с главой «дочки» РЖД в Северной Корее — единственной компании, изъятой из санкций ООН, Иваном Тонких:

— Иван Михайлович, как резолюции ООН последних двух лет в отношении КНДР сказываются на жизни в стране? Что изменилось после резолюции по углю?
— Пока мы этого не видим, там определенный жирок накоплен. Поэтому сложно сказать, как уже что изменилось, мы можем только делать прогнозы. Пробки как были, так и есть в час пик, люди ходят в кафе-рестораны, как и ходили.

— С точки зрения бизнеса, когда и при каких условиях эта резолюция может перестать действовать?
— Никогда. В краткосрочной перспективе — никогда. Ужесточаться тоже не будет — жестче уже некуда. Останется только импорт и никакого экспорта. Дальше будут включаться уже международные организации — ООН, Красный Крест, ВОЗ и другие. Будут усиливать свое влияние на территории КНДР.
— А китайское присутствие в особой экономической зоне?
— Внутренний рынок развивают: отели, казино, цементные заводы, стройка жилья, большие небоскребы строят. Там продают жилье — бешеный растущий рынок: магазины, продовольственные магазины, фабрики по переработке сырья — на китайский рынок или наоборот.
— Они подпадают под санкции?
— То, что относится к внутреннему рынку, разрешено. Есть исключение — это горюче-смазочные материалы. Им разрешили на следующий год только полмиллиона баррелей — много меньше, чем нужно для внутреннего потребления. Плюс страна стала переходить с угля на газ в домашних бытовых условиях, а газ — полностью под эмбарго.
— И что им делать дальше?
— Ждать и терпеть. Думать, что они сломаются, — это ошибка. Я в это не верю.
— Ресурсов для поддержания текущей военной программы им хватит?
— Траву будут есть. И это не шутки. Они выстоят, и с ними никто ничего не сделает. Пять, десять, двадцать, тридцать лет — если надо, они будут держаться до конца. Не будут на машинах ездить, будут на велосипедах. Никакой Трамп их не сломает. И я даже не верю, что он верит в это.

— С точки зрения начальника и работодателя – есть разница в менталитете между россиянами, китайцами и корейцами?
— Коллективная нация, трудолюбивая. Минусы, конечно, есть — не берегут технику, но это из-за того, что нет понимания ценности. Могут, добиваясь определенного результата, пожертвовать своим здоровьем, своим отдыхом, работоспособностью техники. Где-то при правильном управленческом подходе это дает бешеный результат. Если ты через год не бросил с ними работать, то надолго с ними будешь. Но всегда первый опыт — очень-очень плохой, крайне тяжелые ребята.
— В чем?
— В переговорном процессе. Абсолютно четко отстаивают свою позицию и не скрывают этого. Это часто приводит к тупику, и привычные коммуникативные навыки там бесполезны.
— Коррупционная составляющая в карьерном росте в КНДР есть? Сравнивая с советской номенклатурой. Там же все чисто не было.
— Нет. Вы понимаете, они все на виду. Посмотрите, как они живут. У них дома приплюснуты друг к другу. Даже если они густо населены, и у них там 50 тысяч человек в одном районе-деревне, они знают все про каждого. В таких условиях блат не работает.
— Большие семьи?
— Раньше — да, но сейчас уже нет. Два ребенка максимум. Последние 20 лет. Научились рожать помалу.

— Самый большой чин в КНДР, с кем приходилось общаться?
— Я знаком с Ли Су Еном — это бывший министр иностранных дел, сейчас отвечает в администрации за внешние связи и принимает решения по внешней политике. Это нереально образованнейший человек, это советский технократ. Ему давно за 70. Потрясающий английский, потрясающе эрудированный, разбирается в искусстве.

— Когда мне многие говорят: «Нам надо внести какую-то демократию», — какую? У них такая демократия, что вам даже и не снилась. У них любой начальник боится самого маленького рабочего, потому что самый маленький рабочий, если ему недоплачивают, обижают или ущемляют его права, он может дойти до самого большого верха. Он – представитель народа, вся власть у народа. Не это ли демократия?!

— В Южной Корее какое отношение к КНДР? И к нам в КНДР?
— Они находятся в заложниках внешнеполитической ситуации, и не надо рассматривать официальные заявления Сеула, Голубого дома как глас народа. Среди моих друзей-знакомых в Южной Корее — чиновников, бизнесменов, простых обывателей — большинство за экономическое объединение с Северной. Но они очень сильно зависят от Вашингтона, любое заявление высшего политика в Сеуле отслеживается в Госдепартаменте. На любого антиамериканского политика мгновенно отыщется огромная папка разных интересных вещей.
— До такой степени?
— Я это наблюдаю. У меня очень хорошие отношения с южнокорейскими политиками, приятельские отношения с главой предвыборной кампании Мун Джэина — Сон Ен Гилем. Мы очень часто с ним беседуем, встречаемся. Почему-то у нас в России мнение Сеула перепечатывают из Washington Post. Почему у нас не проводят современный контент-анализ СМИ Южной Кореи? Тех изданий, которые специализируются на новостных сообщениях, страниц в Facebook южнокорейских ЛОМов — лидеров общественного мнения. В университетах есть левацкие настроения, правые, центристские, но с этим не работают. Если говорить о национальном подходе — он другой, не тот, который мы привыкли видеть.
Tags: Разное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments