mmikhailm (mmikhailm) wrote,
mmikhailm
mmikhailm

Categories:

КОММУНИЗМ И ВЛАСТЬ

#Политика@prorivists


Невозможно решить вопросы коммунизма, если попытаться вывести его теорию НЕПОСРЕДСТВЕННО из теории рыночной формации. Теория коммунизма рождается как отрицание, критика теории и практики капитализма, как замещение НЕнаучной совокупности принципов рыночного самодурства хозяев, системой научных знаний, в которой содержание законов экономического развития, адекватно объективной социальной реальности. Поэтому, находясь на позициях диаматики, вопрос о власти как общественном институте необходимо решать на основе требования законов диаматики: единства и борьбы противоположностей, взаимосвязи количественных и качественных изменений и, самого сложного для постижения, закона отрицания отрицания, т.е. творчески, новаторски .

Как показала практика , к сожалению, во всем социалистическом содружестве в конце 80-х годов не обнаружилось остепененных экономистов, которые бы обратили внимание на то, что основной труд Маркса, «Капитал», помимо этого названия, имел подзаголовок, «Критика политической экономии», прямо указывающий на целенаправленное отрицание Марксом теории и практики капитала. Но отрицать капитал можно только тогда, когда существует полное научное представление о предмете отрицания, т.е. о сущности самого капитала. А поскольку ни один буржуазный классик, даже Рикардо, не мог рассмотреть капитал с абсолютно научных позиций, постольку Маркс был вынужден проделать эту часть работы и за него. Нужно было, как говорил сам Маркс, сначала уяснить вопрос для самого себя. У Маркса на это ушло боле 20 лет. Кроме Энгельса, Ленина, Сталина, Ким Ир Сена вряд ли был еще один человек, среди называвших себя коммунистами, способный на подобный подвиг.

Но объем и глубина исследования капитала оказались столь выдающимися (на фоне всего того, что до сих пор выработало человечество), что проблема КРИТИКИ политической экономии для многих оказалась несколько в тени исследования содержания капитала как такового. И потому именно марксова критика политической экономии оказалась наименее понятой основной массой советской интеллигенции. О том, насколько коммунисты поняли экономическую теорию Маркса, можно оценить, например, глядя на судьбу бывшего обладателя стипендии им. В.И.Ленина, выпускника Военно-политической академии, золотого медалиста, Н.Ф.Карасева, ныне находящегося под следствием за квартирное мошенничество в особо крупных размерах. Не далеко ушел от него и Юшенков, тоже отличник ВПА им. Ленина. Так работала «кузница» советских комиссаров накануне своей позорной кончины.

Т.е., до революции, Ленин был едва ли не единственным в РСДРП человеком, исчерпывающе разобравшимся в сущности марксовой критики рыночной экономии, которая не функционирует иначе как политическая. Именно поэтому основным содержанием октябрьского политического переворота и было разрушение политической системы власти буржуазии, поскольку она и является пресловутым ее «кощеевым яйцом». Но слом институтов власти буржуазии вовсе не означал, что наступил момент утверждения именно власти большевиков, а не института, который бы по своей сущности был бы отрицанием именно власти человека над человеком. С точки зрения логики, коммунизм и власть, это типичные «сапоги всмятку». Если есть какая-либо форма власти, то еще нет коммунизма. Если есть коммунизм, то уже нет ни власти, ни политики.

Классики марксизма рассматривали, как наиболее комфортный для революционеров-практиков, вопрос одновременности свершения коммунистических политических переворотов во всех странах потому, что в этом случае повсеместно уничтожается политическая система буржуазии, без которой буржуазия составляет убогое меньшинство населения, не превышающий процент «даунов» и, следовательно, физически неспособное на контрреволюцию. В этом случае рабочие всего мира и работники преимущественного умственного труда могли бы, не растрачивая силы на борьбу с иностранной военной интервенцией и внутренней контрреволюцией, приступить к преобразованиям непосредственно коммунистического характера.

О том, что задачи политического характера (слом буржуазной властной машины) не являются для коммунистов определяющими, а тем более, конечными, Ленин многократно писал и говорил. В частности, он не раз указывал, что из всех задач, которые должны решить коммунисты, слом старой политической власти - задача самая легкая .

Самая ТРУДНАЯ задача, от которой зависит судьба коммунизма в России - это создание чрезвычайно сложной, чрезвычайно тонкой системы НОВЫХ, коммунистических отношений между людьми . Ключ к успеху строительства коммунизма в одной отдельно взятой стране, Ленин видел в стремительном подъеме качества партийных кадров, в их умении превратиться в своих и, в то же время, авторитетных людей в рабочей и крестьянской среде, в умении коммунистов использовать для решения технических задач образованную и избалованную интеллигенцию России, которой Ленин предлагал платить любые деньги, лишь бы ублажить это капризное сословие. Но большая часть демократической интеллигенции предала русских рабочих и крестьян, а убежденные богословы России не нужны были и даром.

В работе Ленина «Очередные задачи Советской власти» как раз минимум места посвящено проблеме власти, поскольку в традиционном смысле слова она уже была отнята у буржуазии. Ленин без какого-либо восторга отмечает умение коммунистов осуществлять «национализацию», «красногвардейскую атаку на капитал» и первые успехи большевиков на ниве создания кое-какой военной организации. Ленин был до крайности озабочен полным неумением профессиональных революционеров, коммунистов решать практические задачи строительства коммунизма, управления национализированной экономикой. Подавляющая часть этой работы содержит конструктивные рекомендации Ленина по налаживанию коммунистических основ самоуправления общества, переустройства экономических отношений, которые только и могли придать диктатуре рабочего класса устойчивость.

В свое время, определяя, что для коммуниста приоритетнее, Энгельс писал, что пусть лучше о коммунистах думают как о трусах, чем как о дураках. Поэтому и Ленина совершенно не волновало, как будет выглядеть «большевистская власть» в связи с её брестским компромиссом. Ленин пошел на уступки в политике, чтобы использовать выигрыш во времени для осуществления технических мероприятий по организации реальной диктатуры рабочего класса в сфере материального производства, следовательно, для придания коммунистическим преобразованиям в экономике необратимого характера и, таким образом, приобретения реальных преимущества над мировой контрреволюцией. Это и предопределило победу рабочих и крестьян Советской России над белогвардейцами и их иностранными спонсорами.

Однако историческое культурное наследие царской России оказалось таковым, что именно ленинскую задачу по поголовному превращению храбрых неучей в умных коммунистов, решить удалось лишь отчасти. Много светлых и умных голов было истреблено в СССР руками троцкистов и фашистов. А с наступлением хрущевской «оттепели» дело восстановления поголовья митрофанушек, троекуровых, скотининых «мальчишей-плохишей» в СССР пошло на лад. «Перестройка», нанеся окончательный удар по социалистической культуре и науке в СССР, породила миллионные стада обманутых дольщиков, вкладчиков, гастарбайтеров.

По мере либерального одичания народных масс все забавнее смотрятся абсурдные усилия демократической интеллигенции, направленные на укрепление власти взяткособирателей земли русской для защиты населения от маньяков различной этиологии. Растет число молодых людей окончательно утративших надежду разобраться в перспективах развития российского общества. Но пока дальше суицида (в своем отрицании демократических ценностей) они не идут, поскольку большинство коммунистов сами еще не освоили марксизм настолько, чтобы справиться с ролью авангарда и чтобы о коммунистах говорили как о людях ума, чести и совести.

Как ни странно, но в коммунистическом движении всегда было много хитрованов, которые и под красным знаменем любят постоять, особенно когда коммунисты у «власти», и баррикады строить, и даже в «красногвардейскую атаку на капитал» пойдут, но подняться в атаку на собственное невежество их не смог заставить даже Сталин.

Иначе говоря, в коммунистическом движении и в ленинские времена и сегодня преобладает тип членов, которые, по меньшей мере, ленятся заниматься самообразованием. Они не хотят напрягаться на этом поприще так, как это делали Маркс, Ленин, Сталин, которые не стеснялись говорить, что только тот, кто не страшась усталости, карабкается по каменистым кручам науки, достигнет сияющих научных вершин и сможет преобразовать общество на научной основе. Невежественные, умственно ленивые члены партии коммунистов, вот главная современная беда всего коммунистического движения. Несколько успокаивает лишь, то, что ни при каких условиях у буржуазии нет шанса решить научно вопрос о сохранении своей власти навечно.

Однако общеисторический повод для оптимизма все же есть. Некогда всесильная система буржуазной, феодальной, религиозной власти ветшает под грузом собственных проблем, деградирует в условиях, когда уровень образованности и развитости людей медленно, неуверенно, но растет даже в Европе, несколько превзойдя уровень образованности людей эпохи, например, Возрождения, достижения которой и привели мир к победе рынка, а затем и к первой мировой войне.

А ведь не так давно уровень образованности людей был столь низок, что не только папе римскому, но и многим рядовым верующим казалось, что святая инквизиция - необходимый орган, без которого сатана очень скоро овладеет их душами и, «следовательно», всем миром. Здоровенные мужики искренне боялись ведьм, не понимая, что сжигание женщин на кострах на самом деле было данью сексопатологическим наклонностям многих представителей религиозных верхов.

Слава объективной действительности! Сегодня даже папа римский обходится без инквизиции и, оказывается, что, не сжигая ни одной «ведьмы» в течение нескольких столетий, Европа продолжает оставаться сытой и толстой духовной задницей мировой цивилизации.

Пока, у людей хватило образованности, чтобы отказаться только от услуг инквизиции в том виде, в каком она существовала не одно столетие. Но, «еще не вечер»... Еще будет не очень поздно, когда граждане поймут, что в истории человечества не только инквизиция, но и демократия играла, прежде всего, роль душителя свободы для большинства людей, поскольку она не может функционировать и часа без полиции, армии, суда, тюрем и т.п. институтов демократической «свободы».

В этих условиях коммунисты много выиграют, если, во-первых, выполнят, наконец, конкретно и предметно, требование Ленина: «Учиться коммунизму» и, во-вторых, подумают, чем заменить институт буржуазной власти, когда власть буржуазии в очередной раз полностью исчерпает себя.

То, что умные образованные люди не согласятся зеркально повторять опыт КПСС, особенно горбачевского периода, ясно. Но они не пойдут и в ту партию, которая окажется неспособной ответить научно ясно, доходчиво на подобные вопросы, сколько бы раз слово «коммунистическая», «революционная» или «большевистская» не повторялись в названии партии.

http://proriv.ru/articles.shtml/podguzov?vlast_20





https://vk.com/prorivists?w=wall-156278021_14221

Tags: #Политика, Что делать?
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author