mmikhailm (mmikhailm) wrote,
mmikhailm
mmikhailm

Categories:

В ЧЁМ ОТЛИЧИЕ НАШЕЙ СИТУАЦИИ ОТ НАЧАЛА XX ВЕКА?

#История@prorivists


Горячие головы часто сетуют, что наше дело продвигается медленно. Враги и оппоненты хорохорятся — журнал «Прорыв» существует более пятнадцати лет, ваша газета уже более трёх, а никаких подвижек, дескать, не видно. С хитрецой вопрошают: где победоносная практика, Ленин-то за пятнадцать лет организовал революцию и учредил первое в мире социалистическое государство, а вы чего?

Прежде всего, у нас нет ни Ленина, ни Сталина, а большинство левых упорно не желают учиться и воспитываться до уровня Ленина и Сталина. Некоторые предпочитают в режиме ожидания с серьёзным видом рассказывать, что вождей сформирует то ли беготня по митингам, то ли по профсоюзам, то ли… мировая война. Другие уверены, что никакие вожди вообще не нужны, что они всё сами голосованиями в цека «порешают».

Мы же, прорывцы, учимся, воспитываемся, учим и воспитываем актив наших сторонников. Правда, не так быстро, как бы этого хотелось. Почему? В том числе потому, что Ленин и Сталин были гениально одарёнными от рождения, а мы — нет. Мы такие же, как и все, без выдающихся задатков. Но это ли повод впадать в уныние и скулёж?

И не стоит рассматривать историю большевизма схематично. Сколько пятерым создателям группы «Освобождения труда» пришлось работать, пока не возникла численно микроскопическая марксистская партия? Плеханов на II съезде говорил, что он двадцать лет назад начал пропаганду марксизма в России и вот, наконец, родилась самая сильная из всех существующих в стране революционных организаций. И это в 1903 году.

Сколько ещё понадобилось времени этой организации, чтобы действительно стать мощной силой и взять власть? А какая остервенелая борьба велась внутри этой организации? Члены группы «Освобождения труда» и большинство участников первых съездов РСДРП не приняли ни ленинизм, ни Великую Октябрьскую революцию. Это не говоря об объективных условиях — фашистской политике царизма, мировой войне и так далее.

Впрочем, про объективные условия наши некоторые критики тоже любят поговорить. Дескать, в начале XX века работа марксистов шла с трудом потому, что рабочий был безграмотен, рабочих было вообще мало и так далее. А сегодня всё иначе, но результатов якобы никаких нет.

Дело в том, что в XIX веке и первой половине XX века буржуазия, её идеологи и чиновники были, вообще говоря, не готовы к политической борьбе рабочего класса. В том числе поэтому буржуазия, ломая феодальные порядки, довольно смело шла на учреждение социальных институтов, основанных на равноправии граждан. Она не верила в силу и способности наёмных работников, не рассматривала их как исторический субъект. Когда же пролетариат начал проявлять самостоятельность, сначала в экономическом сопротивлении, объединяясь в профсоюзы, а затем, усилиями марксистов, вступил на путь ведения политической борьбы уже как организованный рабочий класс, то формально-юридическая свобода и равенство прав «внезапно» оказались не такими уж революционными, их обставили тысячами рогаток и оговорок. Но размах движения был уже настолько велик, что в 1917 году в нашей стране победила Великая Октябрьская революция и во всём мире окончательно наступила эпоха пролетарских революций. По всей Европе загромыхали классовые битвы, вооружённые выступления, в том числе в условиях империалистических и национально-освободительных войн. По всей Азии начали создаваться коммунистические партии.

Но и в тот исторический момент буржуазия считала, что революционное движение пролетариата вызвано не противоречиями капитализма, а всего лишь необходимостью ликвидации феодальных пережитков и застарелых феодальных и полуфеодальных правительств. В 1917 году никто из буржуазных идеологов и политических лидеров всерьёз не рассматривал даже возможность реального построения «какого-то там коммунизма», тем более основанного на научном планировании экономики и тому подобном. Программа построения коммунизма считалась абсолютной утопией и глупым мечтательством челяди.

В 1921 году ведущие мировые буржуазные газеты с чувством глубокого удовлетворения сообщали о введении нэпа, дескать, мы же говорили, никакого коммунизма не будет, да и быть не может… В конце 1920-х эти же буржуазные газеты, сообщая о пятилетних планах СССР, прочили неминуемое падение большевиков. Насмехались, издевались, высмеивали первый сталинский план. Но уже к концу 1931 года тон публикаций резко изменился. Буржуазии пришлось окончательно признать не только устойчивость СССР как страны, но и реальность коммунистического строя. Поэтому в 1930-х годах империалистические страны установили дипломатические отношения с СССР и вместе с тем начали планомерную подготовку к большому европейскому походу на большевизм, засылая с утроенной силой к нам в тыл шпионов, убийц, вредителей, диверсантов. Но кроме этого, жизнь заставила империалистическую буржуазию подумать над тем, какими средствами и способами отвращать свой пролетариат от коммунизма.

Таким средством, как известно, стала социал-демократия и социал-демократическая политика, которую уже во второй половине XX века взяли на вооружение буквально все страны, прозвав «социальным государством». Кроме того, буржуазией был значительно усилен оппортунизм. Теперь он не просто инициировался подкупом руководителей рабочего движения, как в XIX веке, а сознательно вырабатывался как теория и внедрялся как практика, в основном хвостизма (экономизм, активизм, парламентский кретинизм).

Следовательно, с одной стороны, управление буржуазией материальным положением широких народных масс притупило силу старых лозунгов, сделало невозможным распространение коммунистических идей через одну лишь апелляцию к решению проблем нищеты, бедности, безработицы и так далее. Более того, сейчас практически все буржуазные партии хором кричат о борьбе с недугами капитализма и следствиями эксплуатации. С другой стороны, критически возросла роль именно глубоко теоретической пропаганды, доступно доказывающей научную неодолимость, истинность марксизма-ленинизма и коммунистического будущего всего человечества.

Стало быть, такие факторы, как образованность пролетариата, легкодоступность ведения пропаганды и наличие коммунистического опыта в виде сталинского периода и даже нынешних социалистических государств оказались нивелированы гигантским потоком лжи, оппортунистических извращений и перманентным запугиванием масс «тоталитаризмом», «репрессиями», «отсутствием свобод», «дефицитом» и тому подобной чепухой. Буквально в каждом идейном, в том числе художественном, продукте буржуазной духовной культуры красной нитью обязательно проходит внедрение этого запугивания и порицания коммунизма.

Кроме того, вышеобозначенное управление материальным положением пролетариата происходит вкупе с мощной идеологической обработкой — насаждением мещанского индивидуализма, национализма и духовного развращения трудящихся «идеалами» потребительской жизни. Причём самой зажиточной жизни как не было при капитализме раньше, так нет и теперь. Более-менее удовлетворительное положение наблюдается только у 1/5 пролетариата и только в наиболее развитых капиталистических странах. Зато трескотня о том, что именно «правильный капитализм» способен обеспечить безбедную жизнь не умолкает ни на минуту. Уже сто лет все буржуазные страны каждый год реформируют капитализм, чтобы наконец достигнуть долгожданной мечты. Микроскопические периоды экономического подъёма и мифы о богатстве миниатюрных стран (Норвегия, Швеция, Швейцария, Дания, Исландия, Новая Зеландия, Сингапур) выдаются за примеры, достойные подражания.

Поэтому неудивительно, что не только «Прорыву» не удаётся повторить успехи большевиков, но и никому в мире. Ситуация значительно изменилась, что-то стало проще, особенно в технических аспектах, но главное усложнилось — нам противостоит куда более компетентный противник в лице олигархии (корпораций), её армии пропагандистов (учёные, журналисты, идеологи), полицейского государства и его руководителей. Ленин, как известно, говорил, что в отсталой стране свергнуть власть капитала не так сложно, как в развитой, но значительно труднее перейти к строительству коммунизма. Так вот, теперь мы живём в развитой капиталистической стране, где свергнуть власть капитала ещё сложнее, чем в Англии или США начала XX века, но зато перейти к строительству коммунизма можно будет буквально за несколько месяцев.

Беда состоит даже не в том, что дело наше идёт медленно, а в том, что абсолютное большинство тех, кто считает себя марксистами, не видят необходимости в изменении привычных им подходов (зачастую вульгарно понимаемых). И речь идёт не о том, что нужно отбросить опыт большевиков и выдумать новые рецепты, как делают всякие троцкисты. Напротив, необходимо развить, углубить, усилить, применить ленинские принципы партийно-революционной работы. В основе этого развития лежит, в первую очередь, ленинско-сталинские принципы организационного построения, то есть научный централизм. И в целом проведение научности во всей нашей деятельности.

https://prorivists.org/38_why-so-slow/




https://vk.com/prorivists?w=wall-156278021_14921

Tags: #История, Что делать?
Subscribe

  • Про автогеноцид

    Форды и рокфеллеры, дюпоны и валенберги, круппы и флики профинансировали и политически организовали первую и вторую мировые войны, т.е. убийство…

  • МЕЛКАЯ БУРЖУАЗИЯ И ЭКСПРОПРИАЦИЯ ЧАСТНОЙ СОБСТВЕННОСТИ

    #Экономика@prorivists Мелкому буржуа есть смысл объяснить, что а) мелкое производство неинтересно для обобществления, у мелкого буржуа основных…

  • О выборах

    Многие искренние сторонники коммунизма, вместо того, чтобы добросовестно работать над тем, чтобы активно и грамотно писать по…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments