mmikhailm

Category:

Мораль и смысл жизни

№ 12/52, XII.2020

«Нужно жить всегда влюбленным
во что-нибудь недоступное тебе.
Человек становится выше ростом
от того, что тянется вверх».
Максим Горький

Из всех форм общественного сознания мораль возникла первой, ещё при первобытном строе. Мораль — это нормы поведения в обществе. Марксистской литературы по вопросам морали до сих пор очень мало.

В классовом обществе мораль всегда классовая, мораль того или иного класса меняет свои формы в зависимости от объективных условий. Нравственные категории «добро» и «зло», «трусость» и «смелость» носят исторический характер, т. е. наполняются разным содержанием в зависимости от общественной действительности. Классики указывали, что господствующими идеями в обществе являются идеи господствующего класса. Это также относится и к морали.

Нравственные нормы изменяются вслед за интересами коллектива. Например, на ранних этапах развития человеческого общества брать пленных было невыгодно, поскольку при низком уровне развития техники пленные не создавали рационального труда, поэтому их убивали. После, с развитием производительных сил, пленных постепенно перестали истреблять, так как появилась возможность использовать их в производстве в качестве рабов. При этом в рабовладельческом обществе не считалось безнравственным убийство раба господином.

Буржуазная мораль была прогрессивна относительно морали феодальных порядков, в основном в своем революционном исполнении. На сцену истории буржуазия вступила с лозунгами свободы, равенства и братства. Но затем, возмужав и окрепнув как класс, взяв власть и сметя аристократию, буржуазия предала идеалы своей молодости. Свобода оказалась свободой предпринимательства и обогащения, равенство оказалось лишь формально-юридическим, а братство и вовсе было заменено на лозунг о неприкосновенности частной собственности.

Буржуазная мораль вытекает из капиталистической организации производства, целью которой является погоня за прибылью, выгодой. Моральный кодекс предпринимателя содержит лишь одно положение: максимальная нажива. Идеалом буржуазной морали являются не просто личное благосостояние, материальное положение, сытое брюхо, шкурничество, а бессмысленное накопительство богатства ради возвышения над другими.

В эпоху загнивающего капитализма буржуазная мораль находит свое воплощение в том числе в таком явлении, как потребительство.

У этого взгляда такие же классовые корни, как у гедонизма — своеобразного взгляда на жизнь как на источник удовольствий, возникшего на заре раскола общества на классы. Это взгляд небольшой прослойки населения, привыкшей жить за счёт чужого труда. Когда место сердца у человека занимает желудок, а бесконечная погоня за ощущениями на фоне праздности становится самоцелью.

Вообще, уровень нравственного развития индивида определяется его отношением к другим членам общества, к женщинам, детям, инвалидам, к живой и неживой природе. Отношением, выражаемым в поступках, а не словах. А осмысленность отношения зависит от подчинённости поступков объективным требованиям прогресса. То есть нравственно быть не иисусиком-веганом, а вести борьбу за коммунизм — счастливое общество для каждого.

В капиталистической действительности все общественные отношения пропитаны товарно-денежным фактором, то есть торгашеским духом потребительства. Капитализм стал тормозом прогресса, он не может дать человечеству, в силу объективных причин, подлинно высоких идеалов, которые возвышали бы человека, двигали его вперед, укрепляя его веру в собственные силы, ведь вся общественная система учит в лучшем случае идеалам мещанского «счастья» бездеятельного прозябания, где удовольствие одного стоит страданий другому.

Существующее положение вещей во многом держится на лжи. Ложь всегда стоит на невежестве, на незнании законов истории и общества. Буржуазия укрепляет свою власть не только аппаратом государства, законодательством, но и наукой, искусствами, всякой фальшью вроде казенного патриотизма.

Массовая ложь есть продукт классового общества, как отмечал Горький: «Ложь — это религия рабов и хозяев».

Действительность, которая заставляет смотреть на другого человека как на предмет собственного обогащения, выгоды, обесценивает человека, воспитывая пренебрежение к жизням других.

С.Н. Иконникова писала:

«Цинизм, нечестность и коррупция деловых лиц дает основание утверждать, что цели осужденных преступников и тех, кто занимается бизнесом, — одинаковы… Преступность является крайней и наиболее острой формой осуществления этих же идеалов и ценностей буржуазной морали» («Фальшивые кумиры»).

Отсюда и попытки буржуазных идеологов, начиная с Чезаре Ламброзо, Фрейда, неофрейдистов и прочих апологетов капитализма, снять с буржуазии ответственность за пороки, вытекающие из капиталистического способа производства, говоря о врожденных пороках человека вообще.

Лицемерие этой морали в том, что она кричит о честности, но при этом порождает те условия, которые несовместимы с ней. Власть имущие кричат о борьбе с коррупцией, но при этом развивают рыночные отношения, плодящие коррупцию, махинации и воровство.

Странно видеть, как в стране, где патриоты кричат о независимости, свободе, демократии, людей преследуют за их убеждения, расстреливают за то, что они хотят получить причитающуюся зарплату (события 17 декабря 2011 года).

Лицемерие буржуазной морали повсюду, особенно в случае захватнической экспансии. Руководители государств кричат о «национальных интересах», а не об интересах монополий и хозяев, толкающих страны на войны.

Суть проблемы даже не в том, что буржуазия не может увлечь человечество новыми идеалами. Проблема в том, что это общество бесперспективно, все те идеалы, которые навязывает буржуазная действительность, не возвышают человека, напротив, низводят его до состояния господства животных атавизмов.

В современной социологии ошибочно трактуется историческое соотношение морали и религии. Будто религиозные представления возникли первыми, а исходя из них сформировалась мораль. Однако мораль возникла в процессе трудовой коллективной деятельности, которая требовала определённых норм, без которых невозможно было существование первобытной общности людей.

Позже, с появлением классового общества, мораль спекулятивно переплетается с религией. В частнособственнических формациях этика развивалась стихийно, как часть тех или иных учений, начиная с древних эллинов (отчасти и с киренаиков). Следует различать в движении религии два качественно отличных этапа: религия в первобытном, т. е. бесклассовом обществе, и классовом обществе, когда церковь служит защите эксплуататорского общественного строя.

Еще Г.В. Плеханов отмечал, что

«религия не создает нравственности. Она освящает ее правила, вырастающие на почве данного общественного строя».

Стоит отметить, что единой религиозной морали нет. Нормы нравственности каждой религии по своему специфичны. К задаче настоящей работы не относится критика и рассмотрение специфики религиозных учений, автор прежде всего рассматривает их общую черту.

В истории развития этики, начиная с древних философов, выделяются две линии: идеалистическая линия Платона и материалистическая линия Демокрита. Духовенство в эпоху темного средневековья взяло на вооружение сначала труды Платона, неоплатонистов, а затем все мистическое из Аристотеля, в частности его реакционные взгляды на женщин. Этот взгляд был хорошо усвоен Кораном. Презрительное отношение к женщине, сформировавшееся при феодализме, ссылалось именно на священные писания.

Согласно религиозным учениям мораль исходит от бога, а не от содержания общественных отношений. Религиозная мораль покоится на страхе перед загробной жизнью. Она проповедует покорность внешним обстоятельствам, социальным условиям жизни и быта.

Любое общественное явление нужно рассматривать в его историческом движении: способствует ли оно движению общества вперед, т. е. прогрессивно оно или же, напротив, реакционно? Человек, строго следующий религиозной морали, не будет противиться произволу, он будет покорно сносить удары общественных отношений, религиозная мораль принижает возможности человеческого духа. Как известно, от имени духовенства всегда говорила буржуазия, подобные принципы развращают массы, это впрочем, входит в расчет власть имущих. Ничто, как писал М. Горький, не уродует человека так, как покорность.

Из всех форм общественного сознания религия самая консервативная. История помнит тот период, когда церковь обладала огромным могуществом на протяжении тысячелетий в период средневековья. Его особенностью является то, что религия в этот период подавляла и ограничивала развитие наук.

Божественные заповеди однако не мешали крестоносцам убивать, насиловать и совершать прочие «подвиги» во имя господа бога и гроба господня. Не мешали они также разгораться костру инквизиции тысячами невинных. Даже сейчас религиозные заповеди не мешают силам торжествующего мракобесия во Франции выносить суд божий. История показывает, что наделенное властью невежество — разрушительная сила.

«Коран и основанное на нем мусульманское законодательство сводят географию и этнографию различных народов к простой и удобной формуле деления их на две нации: правоверных и неверных. Неверный — это „харби“, враг. Ислам проклинает нацию неверных и создает состояние непрерывной вражды между мусульманами и неверными» (К. Маркс).

Религия — враг науки, враг прогресса, невежество. Развитие науки с каждым шагом беспощадно рушит догмы религиозной лжи, а всякая ложь, как показывает практика, обречена на развенчание и забвение. Однако религия не признает своего духовного бесплодия и всякий раз мимикрирует, ловко меняет свои формы, цепляясь за «естественнонаучные» гипотезы вроде большого взрыва. Богословы цепляются и за теорию относительности Эйнштейна.

Между буржуазной и религиозной моралью нет конфликта, они сосуществуют мирно и одинаково враждебны прогрессу.

Стоит отметить, что в современной философской литературе и в работах горе-философов позднего СССР нередко можно встретить утверждение о том, что этика как наука относится к философии. В античный период этика действительно относилась к философским наукам. Однако предмет философии и этики исторически менялся.

Философия прежде всего дает науке метод, и вне связи с наукой, т. е. практикой, феодальная и буржуазная философия представляет собой фикцию. Научная философия — это средство преобразования действительности. В нынешних же условиях, когда позитивизм занял все передовые позиции в методологии наук, философия превращается в дипломированное невежество.

Когда космология и квантовая механика находятся в методологическом кризисе, на каждом шагу впадая в мистику, потребность в философской научной методологии возрастает с каждым новым «открытием».

Предметом же этики являются нормы поведения, т. е., исходя из классификации наук Ф. Энгельса, этика скорее относится к наукам общественным и находится во взаимосвязи с педагогикой и психологией. Эта взаимосвязь наук отражает объективную взаимосвязь явлений.

Этика как наука требует своего развития. Все формы общественного сознания, вытекая из общественных отношений, способны оказывать обратное влияние на общественные отношения, т. е. замедлять или ускорять развитие общества. Отсюда можно выделить две функции этики: воспитательная и регулятивная. Иначе говоря, она отражает взаимосвязь базиса и надстройки. Исходя из этого, этика должна быть научно обоснована, должна служить делу прогресса общества. Следовательно, этика, как общественная наука, будет иметь большое значение в перспективе построения бесклассового общества, тогда как в эксплуататорских формациях этика развивалась стихийно, как часть тех или иных учений, начиная с древних Эллинов.

Широкие массы рабочих находятся в плену буржуазных идеалов и морали, но с обострением классовых противоречий они осознают свои интересы, а вслед за интересами поспевает мораль, нормы поведения. Исторически у угнетенных классов были попытки найти оправдание своим интересам в религии, отсюда и вытекал христианский социализм — своего рода наивное детство революционной этики.

Однажды при торжестве науки, в век прогресса, люди бесклассового общества будут воспринимать религиозные прения отжившего прошлого с тем же чувством, с каким сегодняшние люди воспринимают мифологические бредни древних обществ.

Если природа в своем развитии сделала человека венцом эволюции, изменив его внутренний и внешний облик, то теперь человек в силах сам изменить облик природы, человек не раб, а хозяин природы. Мышление и труд — это то, что отличает человека от животного, то, что по праву делает человека венцом эволюции. Чем ниже человек интеллектуально, тем ближе он к животному, и наоборот, истинная свобода в знании. Познание законов материи дает огромный простор для развития технического и социального прогресса.

Человек по природе своей творец, и развитие технического прогресса со всей очевидностью это доказывает. Человек произошел от животного, но возвысился над этой своей природой с бесконечной мощью разума, который возносит его вверх, к истинному званию Человека.

Коммунистическая мораль — это мораль революционных борцов и строителей нового общества. Исходя из ленинского тезиса, что мораль вытекает из классовой борьбы, следует, что коммунистическая мораль качественно отлична от морали эксплуататорской, это мораль новых людей, людей бесклассового общества. Общества, которое не раздирают противоречия труда и капитала, умственного и физического труда. И основы ее возникли вместе с познанием законов общества и истории, вместе с выработкой марксистско-ленинской науки.

Овладение марксизмом и революционная борьба создают настоящих людей, сердца которых проникнуты жаждой действий, жаждой подвига, бесконечным желанием раздвинуть границы человеческих возможностей к новым высотам.

Марксистам свойственна вера иного характера. Не та религиозная вера, которая обезоруживает человека, воспитывая в нем покорность перед судьбой, которая делает из него раба обстоятельств, а уверенность в мощи и безграничности возможностей организованного народа. Уверенность, основанная на знании законов движения материи.

Луначарский писал, что настоящая мораль (научно познанная) должна возвышать человека, такой моралью является мораль бесклассового общества. Буржуазная мораль с ее грошовыми идеалами о сытом брюхе и богатстве низводит человека до полуживотного. Она убивает в человеке все человеческое. Такая мораль делает его рабом низменных потребностей.

Однажды на заседании Главполитпросвета Крупская сказала:

«Для II интернационала характерен был разрыв между бытом и теоретическими вопросами. Какой-нибудь докладчик социал-демократ выступает на собрании и высказывает очень радикальные взгляды, а приходит домой и становится обычным бюргером, мещанином».

Исходя из этого, коммунистом нельзя быть на словах. Революционная теория — это не досуг для молодежи и не полезное времяпрепровождение в кругу философствующих интеллигентов. Это прежде всего наука, овладение и применение на практике которой требует самоотверженного, добросовестного труда и железной дисциплины.

Нужно воспитывать в себе иную мораль, мораль будущего, увлекающую человека на подвиг, ковать из себя нового человека, профессионального революционера. Мораль не существует в чистом виде, её носителями являются люди. Носителями такой морали были великие революционеры прошлого: Ленин, Сталин, Дзержинский, Бабушкин, Островский, Тельман и т.д. Они являются высокими образцами служения идеалам подлинного прогресса. Примером беззаветного героизма служения борьбе за освобождение человечества. Мораль этих людей схожа с этикой прогрессивных мыслителей Возрождения, выступивших против схоластики и торжествующего невежества. То, что Джордано Бруно назвал героическим энтузиазмом. Истинный коммунист не может мыслить собственной судьбы вне судьбы рабочего класса, его борьбы за справедливое переустройство общества, ему неведом эгоизм, он не признает шкурничества. Он не найдет себе счастья, когда миллионы мучаются и страдают.

Смысл жизни состоит не в том, чтобы прожить ее покорно, как утверждает религиозная этика, и не в том, чтобы прожить ее в свое удовольствие, как утверждает буржуазный гедонизм, а в том, чтобы неустанно работать на светлое дело прогресса и борьбы за справедливое переустройство общества. Иначе, как говорил Дзержинский:

«не стоило бы жить, если бы человечество не озарялось звездой социализма, звездой будущего».

М. Ругон
20/12/2020

https://prorivists.org/52_moral/

Comments for this post were locked by the author