November 27th, 2016

Латинская Америка: периферия капитализма ( 3 )

Чего стоят заявления их идеологов, например священника Эрнесто Мартинеса:

«Марксизм – плод Евангелия. Без христианства марксизм был бы невозможен, и пророки Ветхого Завета — предшественники Маркса» 25.

На деле же классики марксизма изучали философию, политическую экономию, историю (преимущественно французских историков периода Реставрации: Гизо, Менье, Тьерри), но никак не религиозные догмы христианства и не теологию. Наоборот, с самых ранних работ классики марксизма критически относятся к религии, то есть рассматривают её материалистически, заявляя, что корень религии – практическое бессилие человека, и что это бессилие возможно преодолеть только в бесклассовом обществе.
Collapse )

Классовая борьба

Несмотря на работу всяких «теологов» и «социалистов XXI века», классовая борьба в регионе всё же не утихает. Массовые забастовки, в которых рабочие часто борются не просто за повышение заработной платы, но буквально за жизнь, типичны для региона. Эта борьба трудящихся масс опасна для буржуазии, поэтому подавляют такие протесты полицейские или даже солдаты, часто при этом применяя оружие.

В латиноамериканских странах опасно выступать, например, даже за бесплатное образование, хотя бы даже умеренное реформирование социальной сферы, причём даже в условиях, когда правительство формально возглавляют «социалисты».

В Мексике, к примеру, были убиты 43 студента, которые ехали на митинг за реформы образования 39. Причём их вначале задержали полицейские, а затем передали наркоторговцам, которые их впоследствии убили (правозащитные организации считают, что заказчик – мэр города). Региону и особенно транснациональным корпорациям нужна «стабильность». Местные «царьки» – в основном посредники крупного капитала.

Массовые социальные движения, несмотря на убийства и запреты, для Латинской Америки типичны. К большому сожалению, такая социальная база в принципе никак не может себя реализовать, выступая за мелкие улучшения, не имея нормальной организации. Протестующие часто не относят себя ни к какой политической партии, поскольку те на деле показали, что будут работать в интересах капитала при любом раскладе, будь они хоть правыми, хоть «левыми».

Коммунистическое сознание может быть принесено рабочему только извне, сторонниками марксизма. На данном этапе массовая социальная база коммунизма есть, но марксистских теоретиков нет. Вероятно, в лучшем случае есть кружки и какие-нибудь небольшие организации, есть «академические левые», которые принципиально не участвуют в массовом движении.

В таких условиях надо всегда помнить об одном важном моменте:

«Буржуазии плевать на все теории. Буржуазия хвалила немецких с.-д. правого крыла за то, что они указывали иную тактику. За ТАКТИКУ хвалили их. За тактику реформистов в отличие от тактики революционной. За признание главной или почти единственной борьбой — борьбы легальной, парламентской, реформистской. За стремление превратить социал-демократию в партию демократически-социальных реформ» 40.

Сегодня вместо «немецких с.-д.» ту же роль могут играть «теологи освобождения», социалисты. Они и работают в социальных движениях и временами у них получается ослабить накал борьбы, за что, несомненно, от буржуазии они получают награды.

Иногда такие движения вполне могут обслуживать интересы национальной буржуазии, которая не хочет, чтобы западные монополии захватили вообще все сферы деятельности. Конечно, так или иначе, монополиям принадлежит почти всё, а роль местных – посредничество. Но проблема именно в том, что часто западные коллеги настаивают на окончательном решении вопроса, то есть вместо местных посредников всегда можно поставить чужих, которые «эффективнее» и за меньшие «откаты» будут работать во благо той или иной ТНК.

Проще держать в стране филиал какой-нибудь крупной ТНК, чем десятки разных местных компаний, которые выполняют посреднические роли, армию чиновников, которая содержится за этот счёт. Просто после развала СССР была одна тактика, теперь – другая. Суть «оранжевых революций» часто и заключается в том, чтобы «оптимизировать» экономические отношения в интересах ТНК. Отсюда и все разговоры о «коррупции», многомиллионные вливания средств «в защиту демократии» и прочее.

Так что все выступления против «глобализации», которые исходят от национальной буржуазии или от местных «левых», участников парламентской клоунады, направлены не столько против глобализации, сколько за сохранение нынешнего порядка в неизменном виде, что естественно, поскольку он соответствует интересам посредников (местных олигархов и чиновников).


“Официальные” левые могут выступать как на одной, так и на другой стороне. Первые – патриоты – будут вещать о том, что буржуазия западная – зло, она всю историю сражалась против коммунизма. И поэтому борьба с ней всегда прогрессивна, причём тут можно подружиться с местными буржуями и даже с правительством. Вторые – леволибералы – скажут о том, что нынешняя власть – жулики и воры, что режим построен на коррупции, что нет никакой демократии, честных выборов и независимых судов – сплошной тоталитаризм. То есть их цель – «правильная» буржуазная демократия.

Естественно, данные группы – прислужники буржуазии, и марксисты ни в коем случае не должны с подобными индивидами сотрудничать, а относится к ним как к провокаторам (речь идет об идеологах и агитаторах, а не о рядовых сторонниках, которые часто просто заблуждаются). Такая ситуация характерна не только для Латинской Америки, но вообще почти для всех стран.

Современный коммунист должен понимать, что никакой альтернативы марксизму нет, капитализм исчерпал свой прогрессивный потенциал, и лозунг «социализм или варварство» на данный момент актуален как никогда. Когда есть возможность победы, пускай и небольшая, её нужно использовать только в интересах социальной революции, а когда шансов объективно нет, отсутствует революционная ситуация, можно заниматься разработкой революционной теории и пропагандой, дабы сформировать костяк будущей революционной партии. Но ни в коем случае не настаивать на реформизме и не сотрудничать с буржуазными структурами.

Несомненно, в современности, как и в прошлом, критика оппортунизма – важная задача для марксиста, поскольку сегодня форм оппортунизма ещё больше, чем во времена большевистской партии. И задача не в том, чтобы спекулировать на социальных проблемах, ведь не только марксисты могут «защищать» права трудящихся, но и, например, правые, консерваторы, в случае чего даже либералы. Задача №1 в условиях революционной ситуации – способствовать привнесению классового сознания, реализации интересов угнетённого класса. Без марксистской партии осуществить такую задачу невозможно. Типичный для «широких левых» экономизм и активизм никогда ни к чему не приводил и не приведёт.

Следовательно, у современного марксиста нет важнее задачи, чем формирование марксистской партии, опирающейся на революционную теорию, поскольку партия – инструмент социальной революции. Создать её с нуля невозможно, она образуется только через слияние различных кружков, то есть вследствие первоначального этапа развития. И различные «левые», хоть сторонники «настоящей демократии», хоть своего правительства против «американского империализма» – настоящие враги революционной организации, и это нужно чётко понимать. Опасность реформистов для революционного движения часто недооценивается, и это большая ошибка любой коммунистической партии.

Единственное решение – последовательно революционная партия, основанная на научном подходе ко всем проблемам, марксистской теоретической подготовке своих членов и железной дисциплине, чтобы никакой оппортунист, прислужник буржуазии не смог не только нанести вред, но и вообще состоять в партии.

Станислав Чинков


Ленин В. О лозунге Соединенные Штаты Европы / ПСС. 1961. т. 26. с. 353. ↩
Маркс К.. Энгельс Ф. Капитал / Сочинения. 2-е изд. т. 23.. С. 760 ↩
Люксембург Р. Накопление капитала /Т. 1-2. М.-Л. 1934. С. 258. ↩
Альперович М. С. Война за независимость в Латинской Америке. 1964. ↩
Иноземцев Н. Внешняя политика США в эпоху империализма. 1960. С. 30. ↩
Сидорова Л. В мире консерватизма: идеи, политика, люди. 2006. С. 18. ↩
Кобыш В. Бразилия без карнавала. 1968. С. 149. ↩
Соколов-Митрич Д. Реальный репортер. 2016. С. 99. ↩
Латинская Америка – опыт народных коалиций и классовая борьба. 1981. С. 119. ↩
Ленин В. Условия приёма в Коммунистический Интернационал. URL: http://tr.rkrp-rpk.ru/get.php?4501
Сэр Вильям Гуд. «Times». 14/Х 1925. ↩
Фостер У.З. История трех интернационалов. ↩
Щелчков А. А. Роберто Инохоса: пламенный революционер или «креольский Геббельс» // Латиноамериканский исторический альманах. 2007. № 7. С. 77-78 ↩
Гонионский C. Чили: политика, экономика, культура. 1965. С. 78. ↩
Томас А. Б. История Латинской Америки. 1960. ↩
Че Гевара Послание к трем континентам. 1967. ↩
Власти Колумбии согласовали с повстанцами условия окончательного прекращения огня. URL: http://world.lb.ua/news/2016/06/23/338502_vlasti_kolumbii_soglasovali.html
Mankiw N. Gregory. Principles of Macroeconomics. 2008. P. 464. ↩
Кляйн Н. Доктрина шока. Расцвет капитализма катастроф. 2009. ↩
Диктатор наконец предстал перед судом. URL: http://izvestia.ru/news/319827
Тайная война США против Латинской Америки. 1987. C. 37. ↩
Пребиш Р. Актуальные проблемы социально-экономического развития. URL: http://scepsis.net/library/id_171.html
The centre of Christianity. URL: http://www.economist.com/blogs/graphicdetail/2015/12/daily-chart-4
Менчу Р., Престон Дж. Земля ужаса. URL: http://scepsis.net/library/id_1437.html
Революция в церкви? Теология освобождения: документы и материалы. 1990. C. 153. ↩
Чернов В. Команданте Чавес. Его боялась Америка. 2016. ↩
Неомарксизм в Латинской Америке. URL: www.geopolitica.ru/en/node/584 ↩
Монтоя А. Будущее FARC и перспективы классовой борьбы в Колумбии. URL: http://www.1917.com/International/Lat_Am/GQFERxP1oPzu0KJUSm2MiC6099E.html
Колумбия выиграла в «кокаиновой войне». URL: https://www.gazeta.ru/politics/2016/08/25_a_10159427.shtml
El evangelio de la companera Rosario. URL: http://internacional.elpais.com/internacional/2013/07/24/actualidad/1374627776_933672.html
Ленин В. Положение и задачи социалистического Интернационала. URL: http://leninism.su/works/65-tom-26/2093-polozhenie-i-zadachi-soczialisticheskogo-internaczionala.html
Пупо Ф. Результаты приватизации воды в мире. URL: http://ru.mondediplo.com/article688.html
Относительно 15-й Международной встречи коммунистических и рабочих партий. прошедшей в Лиссабоне». URL: http://ru.kke.gr/ru/articles/-15-.-00003/
Чосудовский М. Бразилия: Лула и «неолиберализм с человеческим лицом». URL: http://saint-juste.narod.ru/lula.htm
Папа Римский: В проблемах Латинской Америки виноват марксизм. URL: http://www.rbc.ru/politics/14/05/2007/5703c7949a79470eaf765929
Папа Франциск и аргентинская диктатура. URL: http://inosmi.ru/world/20130413/208022537.html
Папа Франциск реабилитировал «теологию освобождения». URL: http://kommersant.ru/doc/2718625
https://vk.com/topic-10897006_24042533?post=331
В пух и прах. URL: https://lenta.ru/articles/2014/11/30/mexicanmafia/
Ленин В. Доклад об объединительном съезде РСДРП / ПСС. 1972. Т. 13. С. 35. ↩

http://compaper.info/?p=6775#_Toc465548846

Латинская Америка: периферия капитализма ( 2 )

Герилья

Сторонники марксизма понимали, что в условиях, сложившихся после Второй мировой войны, партизанская борьба с правительством нередко становилась единственным вариантом действий, так как возможностей легальной деятельности для революционеров не оставалось. Партизаны сражались во многих странах Латинской Америки. Чаще всего шансов у них было мало, потому что против них выступала не только национальная армия и полиция, но ещё и империалистические силы, которые, после укрепления капитализма, вновь активно действовали в регионе, подавляя освободительные движения. В таких условиях надежда победить на выборах – глупость. Таких «мечтателей» в любой момент могли убить или посадить в тюрьму.
Collapse )

В таких условиях массовые недовольства вполне естественны, и решать такие «проблемы» военные не могли иначе, как при помощи террора. Один из характерных примеров — применение солдатами пыток для получения от крестьянки сведений о партизанах:

«Моя мать погибла три месяца спустя после долгих и мучительных пыток, которым подвергли её военные. Они долго терзали ее, чтобы добиться сведений о партизанах. Когда она уже была в агонии и ждала смерти, офицер приказал вспрыснуть ей специальную сыворотку и дать еду. Её привели в чувство и снова принялись пытать. Агония моей матери возобновилась. Тогда её привязали в поле к дереву, и во всем её теле развелись черви, потому что у нас есть такая мушка, которая откладывает в открытые раны яйца, из которых очень быстро развиваются черви. Солдаты днем и ночью стерегли мою мать, чтобы никто из нас не мог её освободить. Она еще долго боролась со смертью, но потом умерла от солнцепека днем и от холода ночью. Нам не дали её даже похоронить. Солдаты бросили её тело на растерзание стервятникам. Вот так они надеялись нас запугать. Мы все знали, что партизаны скрываются в дальних горах. Иногда они спускались в деревни за едой, и вначале мы им не доверяли. Но потом мы поняли, что у них хотя бы есть оружие, чтобы сражаться с войсками, а мы использовали лишь ловушки, изобретенные ещё нашими предками» 24.

Очевидно, что в таких условиях даже теология освобождения легально существовать не могла. Означает ли это, что теология освобождения – прогрессивная сила? Нет, так как в её основе лежит последовательный антиматериализм, а значит антимарксизм. Адепты теологии придерживаются взгляда, что капитализм – абсолютное зло, и что для подлинного освобождения нужно избавиться от капитализма, а общество построить по заветам мифического персонажа из Нового завета. Если сторонники теологии и говорили о том, что являются также сторонниками Маркса, то на деле были таковыми лишь формально.
http://compaper.info/?p=6775

Латинская Америка: периферия капитализма ( 1 )

Латинская Америка при капитализме – источник сырья и дешёвой рабочей силы уже не одно столетие. Естественно, такое положение в мировой капиталистической системе – серьёзный повод для начала освободительной борьбы. Проблема в том, что у большинства местных левых нет конкретной цели и даже идеологии. Есть много различных направлений, которые не могут объединить эксплуатируемые массы. Чаще всего со временем различные группы «революционеров» сдаются на милость классовым врагам или, что ещё хуже, – действуют в их интересах, получая при этом возможность легально участвовать в политической жизни страны.

Оглавление:

Введение
О ситуации в Латинской Америке
Борьба за независимость от Испании
Гегемония США
Освободительное движение
Марксизм
Герилья
Теория зависимого развития
Теология освобождения
Оппортунизм до краха СССР
Современное положение дел
Классовая борьба

Введение

Поскольку речь идёт о странах “третьего мира”, то в основном революционеры придерживаются взглядов, напоминающих «народнические». В условиях крайней имущественной дифференциации общества, большого количества крестьян и полупролетариев, классовый протест нередко берет на вооружение примитивную идеологическую формулу “весь народ против кучки олигархов”. Формально активисты могут называть себя, скажем, социалистами (иногда поддерживая религию, национализм и децентрализацию экономики).

Марксистские организации в Латинской Америке тоже были и есть сегодня. Однако как только такие группы набирали силу, правящий класс тут же санкционировал репрессии, а в движении начинался раскол, в частности появлялись «новые революционные идеи», которыми обосновывали «национальное примирение».

Агитаторы заявляли о том, что необходимо примирить «весь народ» и объединиться в борьбе с империализмом. На деле получалось так, что партии отходили от принципов, шли на компромисс с буржуазией и часто из-за этого становились жертвами в прямом смысле этого слова. Ведь пока капиталисты были слабы, они могли и уступить, но после укрепления позиций уничтожали оппонентов.

Надо сказать, что подобное актуально для всех стран: и неоколоний, и метрополий. Задача буржуазии – уничтожить революционеров, особенно в странах «отсталых», которые используются как сырьевые придатки для центра капиталистической мировой системы.

Collapse )

Принимать реформистские программы в «банановых республиках» капиталисты не хотели, и поэтому меры решения экономических и политических вопросов там в основном были военные. В 1917 году США оккупировали Кубу, в 1919 совершили интервенцию в Гондурас, чтобы задушить революцию.

Если поначалу казалось, что ситуацию в отсталых странах империализм контролирует, то затем это положение изменилось, поскольку после подавления революции тут же снова появлялись группы недовольных, готовых с оружием в руках бороться с американскими оккупантами. Нужна была диктатура, защищающая капиталистический строй от коммунистической революции. Такая диктатура впоследствии стала известна как фашизм.

Определение Димитрова:

«Фашизм — это открытая террористическая диктатура наиболее реакционных, наиболее шовинистических, наиболее империалистических элементов финансового капитала… Фашизм — это не надклассовая власть и не власть мелкой буржуазии или люмпен-пролетариата над финансовым капиталом. Фашизм — это власть самого финансового капитала. Это организация террористической расправы с рабочим классом и революционной частью крестьянства и интеллигенции. Фашизм во внешней политике — это шовинизм в самой грубейшей форме, культивирующий зоологическую ненависть к другим народам» 12.

Именно после социалистической революции формировались воинствующие фашисткие партии, поддерживающие буржуазию во время пролетарских выступлений. Буржуазия активно поощряла подобные группировки. Не забывала она и про оппортунистов, которые работали внутри компартий, призывая к компромиссам с буржуазией.

Марксистских идеологов в странах Латинской Америки было немного. Как правило, ими были бывшие анархисты или утопические социалисты, которые поддержали революцию в России и создали структуры, похожие на партию большевиков. Социальной базой становились крестьяне и жители трущоб. Большой проблемой стала сильная разобщённость по национальному признаку, поскольку если даже формально сегрегации не было, то фактически она существовала. Были жители больших городов с развитой инфраструктурой – белые потомки колонистов, и коренные жители, потомки рабов, которые жили как раз в наиболее худших условиях.

Учитывая такую ситуацию, революционерам пришлось решать сложную задачу, ведь в действительности привлечь на свою сторону задавленное игом империализма невежественное население непросто, особенно если учесть, что «конкуренция» с немарксисткими левыми и различными “популистами” тут была очень серьёзная. В начале 1920-х годов появляются компартии, в частности компартия Чили, Бразилии, «Коммунистическая молодёжь» Боливии. Все эти организации появились в результате объединения в прошлом социалистических партий и различных кружков.

Но действительное развитие коммунистического движения в регионе началось сразу после мирового экономического кризиса – «Великой депрессии». Кризис ударил по экономике наиболее развитых западных стран, и в период обострения революционное движение в латиноамериканских странах активно подавлять уже не получалось, часто для этого не было ресурсов.

В то же время даже элита неразвитых стран (и западная интеллигенция) стала интересоваться опытом СССР, где тогда строилась экономика, которой не угрожает кризис. Реакция со стороны капитализма – ставка на фашизм.

Лишившись значительной поддержки со стороны империализма, местные правители усиливали репрессии против коммунистического движения, финансировали фашистских убийц, но эти меры не всегда были эффективны. Уже в середине и конце 1930-х годов формируется массовое антифашистское движение в Чили и в Бразилии. В 1930 году вооруженный отряд Роберто Инохоса захватил город Вильянсон в Боливии и объявил о начале рабоче-крестьянской социалистической революции в Боливии 13, но вскоре восстание было подавлено.

Однако через несколько лет генерал Давид Торо сверг правительство и объявил Боливию социалистической республикой. Экспроприация «Standard Oil» была выгодна республике – тут же увеличились зарплаты, рабочие получили права, началось строительство социальной инфраструктуры. Некоторое время спустя произошёл очередной переворот, его возглавили «умеренные военные», с которыми буржуазия могла договориться. Для Боливии такая ситуация, когда побеждают то левые радикалы, то реформисты, была типична,.

В идеологическом смысле, к сожалению, дела обстояли не слишком благополучно, поскольку даже в компартию проникали различные потенциально опасные элементы. Это не только провокаторы, но и сторонники реформизма, целью которых была не социалистическая революция, а демократизация и реформы в рамках капитализма. Пожалуй, наиболее последовательной линии в те годы придерживались коммунисты Аргентины: они отказались от компромиссной политики, но шансов взять власть в тех условиях у партии не было.

Следующий этап в развитии коммунистического движения – послевоенный период. Тогда в Западной Европе действовала программа «План Маршала», материально закрепившая реформистские рецепты предотвращения коммунистической революции. Даже в США олигархи решили применять кейнсианские меры. Общество в развитых странах в широком смысле стало намного богаче, особенно это было заметно в Скандинавии. Но вот в периферии положение редко становилось лучше, тем более если учесть, что часто всё благосостояние обеспечивалось как раз за её счёт.

После окончания войны появилось много социалистических стран, а периферийные страны смотрели в сторону СССР. В Чили, например, после войны заговорили о демократии, даже позволили компартии участвовать в политике. Но тут же выяснилось, что поддержка у партии слишком большая, поэтому её и некоторые «левые» профсоюзы просто запретили, издав закон «О защите демократии» 14. Аналогичные события произошли в Бразилии, где компартия достигла ещё более впечатляющих результатов. В 1947 году на выборах в конгресс она набирает 800 тыс. голосов 15. После этого Верховный суд страны называет компартию «орудием иностранного правительства» и на основании этого запрещает.

Складывается впечатление, что в компартии состояли наивные люди, которые буквально приносили себя в жертву буржуазии, потому что эта «открытость» стоила очень дорого – многие коммунисты были уничтожены в ходе репрессий. Да и итог был закономерен, потому что компартии принимали правила игры капиталистов, следовали букве их закона. И, конечно, репрессии не касались тех «коммунистов», с которыми можно было договориться и которые даже в случае победы проводили бы политику в интересах буржуазии.

Вариантов у коммунистов оставалось немного: либо подчиниться воле буржуазии, стать агентами империализма, обманывая рабочих, либо воевать. Именно после репрессий в отношении коммунистических партий начинается перманентная партизанская война с правительством. И она меняет тактику империалистического лагеря.

Уже в 1950-60-е годы всё чаще формально коммунистические партии, желающие участвовать в официальной политике, соглашаются на компромиссы и даже открыто выступают против гражданской войны, утверждая, что только голосование может изменить ситуацию в стране.

Это дало коммунистам право в некоторых странах участвовать в выборах и даже находиться во власти. Однако ничего, кроме увеличения собственного благосостояния, изменить они не могли. Это были уже не коммунисты, а самые обыкновенные реформисты, социал-демократы, не признающие классовую борьбу и нелегальные методы.

Единственное исключение из общего правила – Хуан Бош. Он победил на президентских выборах в Доминиканской Республике. Очень быстро увеличил налоги для транснациональных корпораций, запретил иностранцам покупать землю, провёл социальные реформы. Последней каплей были твердые цены на продукты питания, в частности на сахар, которые привели к убыткам американские корпорации. Править такой человек смог только несколько месяцев, всё завершилось переворотом при поддержке США и возвращением всех привилегий и прав ТНК.
http://compaper.info/?p=6775

Капиталистический РАЙ латиноамериканской периферии.

Оригинал взят у hughhoyland в Гаити. 20 дней в АДУ!
Гаити - остров "близнец" Кубы, в группе Больших Антильских островов.
Оригинал взят у hueviebin1 в Гаити. 20 дней в АДУ!
Автором поста является путешественник-экстремал Никита Дёмин, который в этом году 20 дней прожил с неграми на Гаити. Никита уже на протяжении 1035 дней (на данный момент) совершает кругосветное путешествие выкладывая обзоры у себя в сообществе (ссылка). Один из таких обзоров, посвященный кошмарам жизни на Гаити, автор разместил у себя в сообществе в конце апреля 2015 года. Сегодня я на него набрел. Теперь предлагаю набрести и вам.

"Гаити. 20 дней в аду."



Не знаю, зачем я сюда ехал, правда. Меня только ленивый не отговаривал. Зато я точно знаю, почему бежал отсюда сломя голову и не оборачивался, страшно было споткнуться и остаться здесь еще хотя бы на миг. С самого первого дня я начал искать здесь надежду. Я учил креол, чтобы проще было понимать происходящее, я жил все это время в семье, ходил хвостом за своим местным, встречался с его друзьями, врагами и всеми, с кем была связана его жизнь. Я много общался, много спрашивал, еще больше отвечал на их вопросы. Не было ни дня, чтобы я не думал, не разглядывал, не анализировал. Не было ни дня, чтобы я не хотел сдаться, бросить все и просто испариться. Не было ни секунды, чтобы я чувствовал себя здесь легко и комфортно. Мне было сложно заставить себя начать писать этот пост. Кажется, от него до сих пор воняет, я до сих пор хочу кашлять и сморкаться, вспоминая все те ужасы, которые увидел в этой маленькой, но очень уродливой стране. Гаити - здесь не хочется жить и страшно умирать. Их будущему не грозят большие перемены, это вечное глубокое дно развития цивилизации. Я правда пытался разглядеть свет, правда. Я тщетно пытался поверить, найти здесь хотя бы искру надежды, но вместо этого нашел лишь 10 угнетающих фактов, которые, если задуматься, являются еще и явным доказательством того, что перемены не грядут. Здесь всем пиздец. И вот почему.

Collapse )