July 20th, 2017

Для улучшения лекобеспечения нужны уголовные дела с реальными сроками

Лига защитников пациентов подтверждает корректность опубликованных ОНФ данных о ситуации с льготным лекарственным обеспечением граждан. Об этом порталу Medvestnik.ru сказал президент организации Александр Саверский.

для улучшения лекобеспечения нужны уголовные дела

Согласно данным опроса ОНФ, более 70% льготников испытывают сложности с получением лекарств в аптеках. В то же время в Росздравнадзоре считают стабильной ситуацию с лекарственным обеспечением льготных категорий граждан и наличием необходимых препаратов в регионах.

«Данные ОНФ близки к цифрам, которые мы получили по результатам опроса полгода назад, — говорит Александр Саверский. — Картина совсем не такая радужная, какой представляется правительству и Минздраву. Наш опрос офлайн (700 человек) и онлайн (500 человек) показал: 60% офлайн аудитории имеют трудности с лекарственным обеспечением, среди виртуальных участников опроса цифра составила 76%. Для 70% респондентов сложно получить и реализовать уже имеющийся рецепт. То есть на каждом шагу имеются барьеры, и это в сфере, где государство хотя бы что-то гарантирует. А ведь есть еще серое поле, о котором мы говорим, но государство не хочет слышать, — это лекарства, которые есть в стандартах оказания бесплатной первичной медико-санитарной помощи. Таким образом, проблема намного шире, чем даже те нарушения, которые фиксируются».

Александр Саверский обращает внимание на то, что разница в данных имеет место не только в опросах: «В марте Генеральная прокуратура впервые представила справку о количестве нарушений в сфере лекарственного обеспечения за 2016 год – их 15 тысяч. Росздравнадзор за то же время находит 4,5 тысячи нарушений. Прокуратура оказывается  эффективнее в четыре раза».

Возмущение эксперта вызывают участившиеся случаи судебных разбирательств, когда прокуратуре и суду приходится отстаивать право пациентов на лекарство: «Так было на днях в Белгородской области. Когда читаешь такие сообщения, становится страшно. То, что пациенту надо получать лекарство через суд, это, мягко говоря, беспредел и цинизм. Власти судятся со своими гражданами, чтобы не дать им лекарства, то есть приходят в суд, чтобы объяснить, почему они его не дадут. Идет война между субъектами Федерации и их пациентами. Прокуратура почему-то идет в суд, а не возбуждает уголовное дело. Непредоставление человеку жизненно важного препарата — это грубое нарушение его прав. Согласно ст. 293 Уголовного кодекса РФ бездействие должностного лица, нарушающего в грубой форме права граждан, — уголовно наказуемое деяние. Если это еще повлекло смерть, то наказание может достигать 10 лет заключения. По белгородскому делу должно быть возбуждено уголовное дело. Почему этого не происходит? Пока не будет реальных уголовных дел с реальными сроками для чиновников, из-за которых пациенты не получают лекарства, мы эту машину не сдвинем».

Самый распространенный аргумент, приводимый региональными властями при отказе в лекарстве, отсутствие средств в бюджете. Александр Саверский считает это неправовым доводом. «Меняйте законодательство – отменяйте права граждан», — говорит он. И утверждает: «Деньги есть, и могу объяснить, где они лежат. Например, можете себе представить: 16 заместителей у главного врача – кто эти люди? Это не безумие? Или цены на лекарства, отличающиеся у разных регионов в 40 раз! Или почему численность немедицинского персонала в больнице в два раза превышает численность медицинского? В Удмуртии, например, в одной больнице из 537 человек персонала только 130 — медицинские работники, а в другой больнице из 2500 только 1200 медицинские работники. А остальные 1300 — кто такие?»

Консолидированные расходы государства на здравоохранение — 3,2 трлн рублей, отмечает эксперт. На зарплаты врачей — 500 млрд, для остального медицинского персонала – еще 700 млрд, на лекарства – 240 млрд. Итого 1,5 трлн идут на основную деятельность в здравоохранении, а как расходуются остальные 1,7 трлн рублей, непонятно.

По словам Александра Саверского, некоторые шаги по изменению ситуации предпринимаются. Так, с учетом высказанных на проходившем в мае V всероссийском конгрессе «Право на лекарство» предложений, касающихся бесплатного лекарственного обеспечения, были подготовлены поправки в федеральный закон №323. «Они предусматривают погружение права на лекарства в конституционное право на бесплатную медицинскую помощь, — пояснил президент Лиги защитников пациентов. — У нас почему-то правовое регулирование медицинской помощи действует отдельно от правового регулирования лекарственного обеспечения. А это в современном мире вещи совершенно неразрывные. Поэтому поправки в законодательство были подготовлены и внесены первым заместителем председателя Комитета Госдумы по охране здоровья Федотом Тумусовым. Согласно регламенту Госдумы документ должен получить положительное заключение в правительстве. Мы очень надеемся, что Минздрав и правительство примут поправки благосклонно. По расчетам директора Департамента лекарственного обеспечения и регулирования обращения медицинских изделий Минздрава России Елены Максимкиной, стоимость этого удовольствия может составить дополнительно 300 млрд рублей. Но с учетом тех сумм, которые есть в здравоохранении, думаю, найти их не такая уж большая проблема. Тут у нас есть взаимопонимание, которое, надеюсь, превратится в форму права».

Автор: Римма Шевченко

Ссылка на источник

  • pbs990

«Подвиги» атамана Дутова

Оригинал взят у aloban75 в «Подвиги» атамана Дутова

Прах одного из лидеров Белого движения, Александра Дутова, собираются перезахоронить в Оренбургской области. Между прочим, мемориальная доска в самом Оренбурге (видимо, за весь террор устроенный там в годы гражданской) уже имеется. Что до деятельности данного исторического персонажа, в отличие от дифирамбов Википедии шитых известно какими нитками (а какими же еще могли шить белого генерала?), то её мельком можно найти в книге Ратьковского «Красный террор и деятельность ВЧК в 1918 году». И эта деятельность была далеко не белой и пушистой.


Отрывок из книги «Красный террор и деятельность ВЧК в 1918 году»


После захвата 27 мая 1918 года Челябинска и Троицка, 3 июля Оренбурга (казаками атамана Дутова), там устанавливается режим белого террора. «Только в Оренбургской тюрьме в августе 1918 года томилось свыше 6 тысяч коммунистов и беспартийных, из которых 500 человек было замучено при допросах. В Челябинске дутовцы расстреляли, увезли в тюрьмы Сибири 9 тысяч человек»[1]. В Троицке, по данным советской периодики, в первые недели было расстреляно 700 человек[2]. В городе Илеке дутовцы вырезали 400 душ «инородного» населения[3]. Подобные массовые расстрелы были характерны для казачьих войск Дутова как в предшествующий период, так и в последующие месяцы. Ошибочным будет вывод, характеризующий белый террор как явление, характерное для белого движения только при движении фронтов: при занятии и оставлении городов. В январе 1919 года дутовцами только в Уральской области будет убито 1050 человек[4]. В том же 1919 году в селе Сахарное будет сожжена больница вместе с находившимися там 700 больными тифом красноармейцами. Дополняет картину зверского уничтожения тот факт, что после пожара их трупы будут зарыты в навозные кучи. Печально известна и деревня Меглиус, уничтоженная вместе с ее 65 жителями. Хотя это расправы будущего года, их вероятность была очевидна большевикам из событий 1918 года.

Collapse )

КРАСНОЕ И БЕЛОЕ

Стихотворение
КРАСНОЕ И БЕЛОЕ
Симонов К. М.

Мне в этот день была обещана
Поездка в черные кварталы,
Прыжок сквозь город, через трещину,
Что никогда не зарастала,
Прикрыта, но не зарубцована
Ни повестями сердобольными,
Ни честной кровью Джона Броуна,
Ни Бичер-Стоу, ни Линкольнами.
Мы жили в той большой гостинице
(И это важно для рассказа),
Куда не каждый сразу кинется
И каждого не примут сразу,
Где ежедневно на рекламе,
От типографской краски влажной.
Отмечен номерами каждый,
Кто осчастливлен номерами;
Конечно - только знаменитый,
А знаменитых тут - засилие:
Два короля из недобитых,
Три президента из Бразилии,
Пять из подшефных стран помельче
И уж, конечно, мистер Черчилль.
И в этот самый дом-святилище,
Что нас в себя, скривясь, пустил еще,
Чтобы в Гарлем везти меня,
За мною среди бела дня
Должна заехать негритянка.
Я предложил: не будет лучше ли
Спуститься - ей и нам короче.
Но мой бывалый переводчик
Отрезал - что ни в коем случае,
Что это может вызвать вздорную,
А впрочем - здесь вполне обычную,
Мысль, что считаю неприличным я,
Чтоб в номер мой входила черная.
- Но я ж советский! - Что ж, тем более,
Она поднимется намеренно,
Чтоб в вас, советском, всею болью
Души и сердца быть уверенной. -
И я послушно час сидел еще,
Когда явилась провожатая,
Немолодая, чуть седеющая,
Спокойная, с губами сжатыми.
Там у себя - учитель в школе,
Здесь - и швейцар в дверях не сдвинется,
Здесь - черная, лишь силой воли
Прошедшая сквозь строй гостиницы.
Лифт занят был одними нами.
Чтоб с нами сократить общение,
Лифтер летел, от возмущения
Минуя цифры с этажами.
Обычно шумен, но не весел,
Был вестибюль окутан дымом
И ждал кого-то в сотнях кресел,
Не замечая шедших мимо.
Обычно.
Но на этот раз
Весь вестибюль глазел на нас.
Глазел на нас, вывертывая головы,
Глазел, сигар до рта не дотащив,
Глазел, как вдруг на улице на голого,
Как на возникший перед носом взрыв.
Мы двое были белы цветом кожи,
А женщина была черна,
И все же с нами цветом схожа
Среди всех них
была одна она.
Мы шли втроем навстречу глаз свинцу,
Шли взявшись под руки, через расстрел их,
Шли трое красных
через сотни белых,
Шли как пощечина по их лицу.
Я шкурой знал, когда сквозь строй прошел там,
Знал кожей сжатых кулаков своих:
Мир неделим на черных, смуглых, желтых,
А лишь на красных - нас,
и белых - их.
На белых - тех, что, если приглядеться,
Их вид на всех материках знаком,
На белых - тех, как мы их помним с детства,
В том самом смысле. Больше ни в каком.
На белых - тех, что в Африке ль, в Европе
Мы, красные, в пороховом дыму
В последний раз прорвем на Перекопе
И сбросим в море с берега в Крыму!

Взял здесь: http://www.chistylist.ru/stihotvorenie/krasnoe-i-beloe/simonov-k-m