April 20th, 2018

  • kssnn

К вопросу английского движения "Руки прочь от России".

Взято у d_clarence  в  К вопросу английского движения "Руки прочь от России".

А то некоторые товарищи склонны принижать значение международной рабочей помощи Советской России во время иностранной интервенции и советско-польской войны.
Слушать с 2.30. Оратора, полагаю, представлять не нужно.



Об одной из самых громких английских акций писал тут:
https://d-clarence.livejournal.com/198594.html
  • finlik

Спасти рядового Дерипаску.

Свершилось! Санкционный список США, уж даже не знаю, какой по счету, наконец, сработал! Все предыдущие пока в краю родных осин вызывали только гомерический хохот и шутки крупных чиновников и деньговладельцев, что, мол, меня до сих пор в список не внесли. Наверное, что-то делаю не так, виноват, исправлюсь.

Шутки кончились, миллиардеры-патриоты побледнели, правительство успокаивает – русские на войне своих не бросают, мы вам поможем.

Горячие новости! Российские долларовые миллиардеры за день потеряли свыше $12 млрд после введения новых санкций США, пишет Forbes.
По подсчётам журнала, сильнее всего пострадал Олег Дерипаска: под ограничения попали его холдинг En+, РУСАЛ и ещё шесть связанных с ним компаний. После сообщения РУСАЛа об угрозе технического дефолта котировки производителя алюминия на Гонконгской бирже упали более чем на 50%, а состояние Дерипаски сократилось на $1,3 млрд.

Аналогичную сумму потерял партнёр Дерипаски по «Норильскому никелю» Владимир Потанин, несмотря на отсутствие его имени в санкционном списке. Бумаги компании обвалились с утра больше чем на 16% и сейчас торгуются на уровне 9 тыс. рублей за штуку.
Замыкает тройку Виктор Вексельберг, который вместе с партнёрами владеет 26,5% акций РУСАЛа. Его потери издание оценило почти в $1 млрд.

Collapse )


  • pbs990

Буржуазная демократия как инструмент власти меньшинства

Альянс Коммунистических Сил (АКС)
Рабочее движение России

БУРЖУАЗНАЯ ДЕМОКРАТИЯ КАК ИНСТРУМЕНТ ВЛАСТИ МЕНЬШИНСТВА

Есть слова, которые на протяжении десятков, сотен, а то и тысяч лет владеют умами поколений, определяют жизненный выбор и поступки миллионов людей, становятся символами развития и жизни государств и народов. И неважно, что давно утрачено начальное смысловое значение и словарное толкование этих слов, они продолжают жить в человеческом обществе как символы добра и зла, благородства и подлости, нравственности и варварства... Бог и дьявол, Иисус и Иуда, христианство, ислам, буддизм, коммунизм и фашизм... и, наконец, демократия.


Демократичность как обязательное свойство того или иного общества, государства, действий власти и поступков граждан на протяжении по крайней мере второго тысячелетия к месту и не к месту употребляют философы, обществоведы и историки, лидеры государств и партий, штатные демагоги и простые граждане. В подавляющем большинстве случаев принцип этих оценок однозначен, прост и у всех един: все, что демократично, — хорошо, нравственно, человечно, все, что недемократично, — плохо, безнравственно, бесчеловечно.

Collapse )

https://vk.com/club62547116

Большевизм как фактор противоположный капитализму



Диаматик, коль скоро он исходит из признания первичности бытия по отношению к отражению, следовательно, первичности объективного по отношению к субъективному, при осмыслении любой проблемы, относится к фактору времени как к объективному и не повторяет за эйнштейнианцами ту глупость, что было время, когда времени не было. Процесс развития общества обуславливается не самим фактом наличия противоположностей и даже не самим фактом их противоборства, а тем, какими ТЕМПАМИ происходит формирование этих факторов во времени и пространстве. В свою очередь, темпы развития событий, т.е. момент скачка и его социальная направленность, определяется темпами созревания одного из факторов, который именно в силу превосходства динамических характеристик превращается в ведущую силу данной фазы противоборства противоположностей.

Маркс теоретически доказал, что индивиды не могут ускорить историю, но они могут приблизить темпы развития событий к оптимальным. И наоборот. Индивиды не могут остановить историю, как бы не старались, но тормозить этот процесс, как показала практика, отдельным индивидам иногда удается. Особенно эта роль удалась, например, Герострату, Нерону, Каллигуле, Чингиз-хану, Деникину, Гитлеру, Войтыле, Солженицыну, Горбачеву, Ельцину, Гайдару, Новодворской, Алексию II. Теперь на этом поприще напряженно трудится Кирилл, не отставал от него и Немцов.

Ясно, что количественная определенность и пространственная распространенность одного из факторов тем выше, чем выше темпы его развития. Следовательно, капитализм может загнивать сколь угодно долго, если противоположный ему фактор, большевизм, решает задачи наращивания необходимого качества своей партии медленнее, чем капитализм приспосабливается к темпам развития рабочего и коммунистического движения. А рабочее движение, в свою очередь, развивается тем медленнее, чем быстрее большевизм вымывается из рабочего движения ростом количества сторонников экономизма в партиях, носящих название «коммунистическая».

Как показала история, это обстоятельство понимали и понимают наиболее начитанные сторонники капитализма из фондов Нобеля, Крибла, Сороса. Невозможно представить, чтобы отпетые предприниматели, привыкшие покупать все «удовольствия» жизни и оплачивать самые немыслимые мерзости, «вдруг» изменили своему принципу. Они, как и многие их собратья по паразитическому образу жизни, не пожалели сотен миллионов долларов на проведение своей кадровой политики в интеллигентских, профсоюзных, политических партийных средах, на талибов и «алькаиду», на осуществление оранжевых, розовых, тюльпановых, бархатных революций и арабской весны. На их деньги жили, живут и тормозят прогресс общественного сознания во имя интересов олигархов такие словоблуды России как, например, Пастернак, Солженицын, Бродский, Алексеева, Ерофеев и многие другие примаки американизированных литературных премий и грантов.

Поскольку социальные слои общества и качественно, и количественно развиваются неравномерно, то диаматику ничего не остается, как предположить, что одна из противоположностей в конкретных исторических условиях неизбежно превратится в ВЕДУЩИЙ фактор современности.

Например, буржуа и пролетарий тождественны как товаровладельцы, но разница качества товаров в их распоряжении приводит к тому, что ведущей стороной их единства является предприниматель, поскольку он имеет огромное количество свободного времени для совершенствования своего предпринимательского и политического мастерства. В результате происходит динамичная концентрация, централизация, т.е. монополизация именно капитала в руках немногих предпринимателей, а не жалкой заработной платы в руках мельчайших собственников товара «рабочая сила», поскольку у собственников товара «рабочая сила», после трудового дня, уже не остается сил на решение каких бы то ни было интеллектуальных и политических «задачек».

При росте одного лишь экономического сопротивления пролетариев, капиталист может и потерпеть, понести копеечные для него убытки в несколько сотен миллионов долларов, зная, что пролетарии, ведомые вождями-оппортунистами, сотни лет лишь шантажировали предпринимателей, но не собирались менять порядок вещей коренным образом, как и не собираются сегодня «утилизировать» пролетарский класс в ведущую сторону рыночного тождества, т.е. в реально борющийся рабочий класс. Поэтому, в условиях экономических забастовок, капиталисты лишь несколько откладывают момент покупки товара «рабочая сила» до тех пор, пока собственники рабочей силы не наголодаются и вновь не станут предельно покладистыми. Пока у капиталистов получается лучше, чем у КПРФ и РКРП.

Однако, как показала история, при переходе пролетариев к политической и к политической форме борьбы, носители товара «рабочая сила» превращаются в рабочий класс, т.е. в ведущую сторону данного тождества, самодостаточную, поскольку, во-первых, именно рабочие реально приводят в движение ВСЕ средства производства, а во-вторых, в условиях развития политической борьбы, предприниматель уже не способен покупать рабочую силу, поскольку в ходе борьбы за власть наемные рабы начинают преодолевать синдром своей непредумышленной исторической «безальтернативной» продаваемости. Если рыночные демократические чиновники проституированы по убеждению и продаются при каждом удобном случае, любому, то рабочих загоняет в цеха угроза голодной смерти их детей. Иными словами, вся сумма факторов рыночной демократии обрекает большую часть пролетариев на роль придатка, прикованного к рабочему месту.

Рабочие переходят к политической борьбе только тогда, когда они, под воздействием мерзости рыночного быта и благодаря грамотной, разъяснительной работе коммунистов, уже осознали бесперспективность своего наемного рабства и то, что, без рабочих, предприниматели объективно абсолютно не способны привести в действие приватизированные ими средства производства. Пока же мы переживаем тот трагикомичный период, когда все экономические сводки свидетельствуют о принципиальной никчемности и вопиющей безграмотности всех частных владельцев основных средств производства планеты, об абсолютном паразитизме всей банковской системы, однако не только рабочие, но и партийная интеллигенция всё ещё не могут трезво взглянуть на несколько пропагандистских клише о блеске рыночной экономики, забитых в их сознание рыночными наемными СМИ. Иными словами, при объективной автодеградации капитализма и самодискредитации рыночных «регуляторов», уровень научно-теоретического потенциала современного коммунистического руководства существенно ниже уровня 1917 года. Россия, пока, без большевиков.

Collapse )

https://vk.com/@prorivists-bolshevizm-kak-faktor-protivopolozhnyi-kapitalizmu