May 28th, 2018

БУДЕТ ЛИ КАКАЯ-ТО СЛЕДУЮЩАЯ ФОРМАЦИЯ ПОСЛЕ КОММУНИЗМА?

Этот несколько праздный вопрос вскрывает довольно важный момент в понимании сущности общественного бытия и формаций.

Что такое общественное бытие? Общественное бытие — это категория, принятая для обозначения того, что человечество объективно существует, при этом существует в известных природных условиях и, вместе с тем, то, что люди живут в каждый момент времени каким-то определённым образом, при определённом способе воспроизводства общества. Общество развивается и развивается скачкообразно. От чрезвычайно продолжительного первобытного общественного бытия через общественное бытие рабской эпохи и затем феодализма к капитализму и наконец к общественному бытию истинной истории человечества — коммунизму. Определяющим фактором перехода от одного бытия к другому бытию является способ производства.

Сменяющие друг друга ступени развития конкретных форм существования человечества, то есть, иными словами, форм преобразования природы, и называются способами производства. Почему не способами расширенного воспроизводства общества — что было бы логичнее? Дело в том, что на историческом отрезке до достижения зрелого коммунизма, воспроизводство самого человека, в силу низкой развитости производительных сил, было совершенно вторичным, абсолютно подчинённым производству непосредственно материальных благ процессу. Долгие столетия в вопросе воспроизводства человека доминирующее место занимала проблема чисто биологического размножения и поддержания хотя бы имеющегося уровня интеллектуального развития, навыков и культурного облика. Поэтому именно способ производства материальных благ играл абсолютно решающую роль в расширенном воспроизводстве общества.

Способ производства представляет собой неразрывное единство производительных сил, то есть конкретных людей известной культуры, вооружённых орудиями производства известного качества, и производственных отношений, то есть отношений между этими людьми в процессе производства.

Производительные силы, во-первых, способны к бесконечному развитию. Во-вторых, свою зрелость проявляют по мере превращения в абсолютно общественные — чем больше людей правильно используется в производстве, тем выше темп развития общества. В-третьих, в каждый конкретный момент соединения производительных сил с телом природы объективно требует определённую комбинацию совместных человеческих усилий известного качества.

Что определяет облик производственных отношений до коммунизма? Во-первых, это объективные требования эксплуатации орудий производства — что и обеспечивало смену эпох, во-вторых, атавизмы животной психики. Если сознательная, научная организация производственных отношений является истинно человеческим, разумным подходом, то в условиях его незрелости, проявляют себя остатки животного в человеке: рефлексы, инстинкты, которые и называются материальными интересами. Грубо говоря, люди выстраивали отношения между собой по примеру животных. Продуктом это стало появление общественного отношения частной собственности и раскол общества на антагонистические классы.

Производственные отношения стали называться базисом в общественной жизни, потому что единственным способом поддержания их стабильности в интересах эксплуататорского класса являлось появление надстройки — особых политических учреждений и идеологий, которые силой оружия и силой одурманивания удерживали эксплуатируемые массы от расправы над вампирами-узурпаторами.

Формацией, в таком случае, как раз и называют диалектическое соединение известных производственных отношений (базиса) и соответствующих учреждений и идеологий (надстройки). Очевидно, что облик формации определяет способ соединения непосредственного производителя и других факторов производства, которые называют средствами производства (земля, орудия труда). Иными словами, КАК частные собственники принуждают трудится человека.

Маркс в «Капитале» писал:

«Каковы бы ни были общественные формы производства, рабочие и средства производства всегда остаются его факторами. Но находясь в состоянии отделения друг от друга, и те и другие являются его факторами лишь в возможности. Для того чтобы вообще производить, они должны соединиться. Тот особый характер и способ, каким осуществляется это соединение, — отличает различные экономические эпохи общественного строя».

То есть эпохи рабства, феодализма и капитализма отличаются друг от друга, главным образом, по тому особому характеру и способу каким осуществляется соединение непосредственных производителей и средств производства. Или, опять же, иными словами, КАК, чёрт возьми, узурпаторы-частные собственники заставляют работать своих рабов, классических или наёмных!

Идеальными, сиречь целесообразными, наиболее продуктивными, производственными отношениями является такая форма человеческих отношений, которая точно учитывает все необходимые пропорции качества и количества труда, применяемых орудий, используемых природных сил и самого тела природы. Иными словами, форма общественных отношений, всецело основанная на научном познании процесса преобразования природы. Причём основополагающим условием такого рода отношений является полная консолидация усилий всех членов общества как залог, во-первых, внутренней бесконфликтности общества, так и, во-вторых, гарантия расширенного воспроизводства общества.

Именно такие «идеальные» производственные отношения мы и называем коммунистическими, и очевидно, что они возможны только при полной ликвидации частной собственности, то есть только на почве действительного, полного обобществления.

Коммунистический способ производства — это эпоха максимального соответствия производственных отношений производительным силам, когда люди будут соединятся друг с другом в процессе производства так, как этого требует научное познания тех конкретных форм преобразования природы, которые в настоящий момент используются человечеством. Учреждения надстройки, в таком случае, в зрелом коммунизме отсутствуют вовсе за свой полной ненадобностью. Основу всего духовного бытия общества составит НАУКА, которая, конечно, как мировоззрение совершенно исключает всякую политику, государство, классы и прочее.

Зрелый коммунизм — это эпоха ИСТИННОЙ ИСТОРИИ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА, эпоха СЧАСТЬЯ. И, конечно, никаких формаций после коммунизма, именно в том смысле как это понимается, невозможно.

https://vk.com/prorivists?w=wall-156278021_2343

Послеотпускное

Вернулся из отпуска. Понедельник - день, как известно, тяжелый, после отпуска - особенно, и в связи с этим возникают некоторые мысли...

Маркс и Энгельс предсказали, что при коммунизме труд станет свободной творческой деятельностью и превратится в первую жизненную потребность. Эта идея не вызывает возражений. Человеку не свойственно полное бездействие - я, например, могу совсем ничего не делать минут десять, не больше. Дальше, даже если я лениво лежу в шезлонге, я буду читать или что-то обдумывать (или все сразу). Жажда творчества, желание что-то сделать, что-то создать никуда не исчезают - а при коммунизме эти стремления можно будет преобразовать в интересный труд на пользу всего общества.

Но то, что классикам марксизма удалось увидеть контуры будущего общества свободного труда при капитализме - удивительно. В антагонистических формациях труд (для эксплуатируемого) - проклятие. Я терпеть не могу ничего не делать, но еще больше я не хочу работать. Я не хочу отдавать восемь часов своей жизни пять дней в неделю одиннадцать месяцев в году для того, чтобы некто (вполне возможно, кто-то, кого я даже никогда не видел) мог присваивать немалую часть результатов моего труда. Кое-что из того, что я делаю, с одной стороны, интересно, с другой - полезно обществу, а кое-что - бессмысленно, потому что или уже сделано конкурентами (причем лучше) или требуется исключительно в угоду сиюминутной рыночной конъюнктуре. В любом случае для того, чтобы сделать интересное и нужное, не требуется работать восемь часов в день, даже близко.

Сохранение и, кое-где, увеличение продолжительности рабочего дня сейчас, в XXI веке, обусловлено исключительно капитализмом. Требованию восьмичасового рабочего дня больше ста лет. В СССР в конце 20-х годов ввели 7-часовой рабочий день (несмотря на ускоренную индустриализацию), вернулись к 8-часовому перед войной и вновь ввели 7-часовой день в конце 50-х. В 1967 году ввели рабочую неделю с 8-часовым рабочим днем и двумя выходными... и все. Прогресс закончился, а с 1991 года повернул вспять. Между тем гигантский рост производительности труда за прошедшее столетие совершенно однозначно указывает, что такое количество труда обществу совершенно не нужно (еще в 1930 году Джон Мейнард Кейнс предсказывал снижение в будущем продолжительности рабочего времени до 15 часов в неделю), а многочисленные исследования показывают, что 6-часовой рабочий день и повышает производительность труда, и улучшает самочувствие работников. Но капиталисту нужно выжать как можно больше прибавочной стоимости, повышая норму эксплуатации, и он следит за графиком работы вводя штрафы за опоздание, табели учета рабочего времени и прочие меры. Неудивительно, что люди, особенно молодежь, мечтают не работать. Как и я. Это не лень, не плохое воспитание, не моральная деградация - это совершенно нормальная, здоровая реакция на капитализм.