June 13th, 2018

Искусство разведки. ЦРУ использовало абстракционистов в холодной войне | Искусство | Культура | Аргу

http://www.aif.ru/culture/art/1030992

«Вот почему нам всё приходилось делать тайно, - говорил Т. Брейден. - Для того чтобы поощрять открытость, мы должны были действовать в режиме секретности». Поэтому самих творцов держали на длинном поводке. Никого не вербовали, деньги им напрямую не платили, но создавали среду - устраивали выставки, контракты, шумиху, тусовки, покупали недёшево картины. А чтобы связь с ЦРУ не всплыла, инфраструктуру вокруг этого искусства окружили общественными организациями и фондами, через которые и перекачивали бюджетные средства. Ключевую роль играли музей MoMA и несколько фондов, организованных при ЦРУ. Во главе фондов ставили своих людей. Так, знаменитый Фонд Фарфилда, много потрудившийся на ниве абстракционизма, возглавлял член комиссии по международным вопросам музея MoMA Джулиус Флейшман. И, к слову, на заседаниях комиссии рядом с ним сидело немало влиятельных церэушников.

У этой удивительной истории есть ещё один аспект, о котором не говорят. По сути, американцы одержали двойную победу. Одну - на фронтах холодной войны, а вторую победу скромно замалчивают. Рокфеллер и почти все участники спецоперации собирали абстракционистов, и в результате они резко повысили стоимость своих коллекций - после разогрева, сделанного ЦРУ, картины взлетели в цене и считаются одними из самых дорогих. А Нью-Йорк отвоевал у Парижа титул мировой столицы авангардного искусства. Интересно, что идея переноса такой столицы в США возникла у Рокфеллеров ещё в 1920-е. Первым шагом на этом долгом пути было создание MoMA в 1929 г. И коль так, то это ещё вопрос, кто на самом деле заказывал музыку в этой операции - ЦРУ или…

полностью здесь: http://www.aif.ru/culture/art/1030992


ЗАМЕЧАНИЯ О РЕАЛИЗМЕ И ЦЕНЗУРЕ

Забавный исторический факт: 6 мая 1963 года Президиум Верховного Совета РСФСР издал указ об ответственности за скармливание скоту и птице хлеба и других хлебопродуктов и соответствующее дополнение уголовного кодекса. То есть хлебопродукты прекрасного качества — скажем к слову, производство которых приближалось к полному изобилию, — «вдруг» начали массово потребляться неестественным способом. Потребители создавали искусственный ажиотаж вне зависимости от количества доступного продукта, в целях бессмысленного накопления и несвойственного способа потребления. Кур и свиней кормили хлебом… Может ли современный селянин капиталистической РФ такое себе вообразить?

В том и заключается принципиальное различие между марксизмом и утопическими учениями: утопист пытается изобрести идеальную экономическую схему, которая решит все социальные беды; марксист же говорит, что переворот в экономике, уничтожение частной собственности и замена стихии рынка планом — это ещё не окончательное решение проблем, но создание материальной базы для постепенной переплавки потребителя в Человека.

По поводу дефицита следует также отметить, что антикоммунисты обыкновенно напирают на эту тему, приводя свидетельства конца 80-х — начала 90-х, т. е. периода власти не коммунистов, а рыночников и демократов, которые сознательно организовывали диверсии и саботажи, в т.ч. продуктовые, табачные, лекарственные.

Антикоммунистическая пропаганда в целом беспрестанно не только врёт, но и спекулирует на тех или иных недостатках низшей фазы коммунизма, делая вид, будто бы эти недостатки — плоть от плоти коммунизма, а вовсе не родимые пятна, доставшиеся в наследство от предыдущих формаций. По этому поводу прекрасно высказался Луначарский в одном из своих докладов:

«„Реалистическое“ изрывание заднего двора революции в момент незаконченности строительства, когда еще много пустырей, много незавершенных зданий и всякой неразберихи, — это для буржуазного реалиста благодатный момент. Он возьмет всё это статистически — „как оно есть“. Представьте себе, что строится дом, и когда он будет выстроен, это будет великолепный дворец. Но он еще не достроен, и вы нарисуете его в этом виде и скажете: „Вот ваш социализм, — а крыши-то и нет“. Вы будете, конечно, реалистом — вы скажете правду: но сразу бросается в глаза, что эта правда в самом деле неправда».
...
Всякий художник знает, что для того чтобы добиться признания и славы необходимо, чтобы его творения хорошо продавались, поэтому он волей-неволей, но рисует то, что диктует ему рынок, т.е. вкус покупателя. А кто основной покупатель предметов искусства — пролетариат или буржуазия?

Свободолюбивые творцы могут сколько угодно стонать о советской цензуре, об её ужасных бюрократических тисках, да вот только при капитализме функционирует самая жёсткая и бездушная из всех видов цензуры — рыночная.

Полностью Здесь:https://prorivists.org/antikolotev/