September 28th, 2018

Платон мне друг, но истина дороже

http://proriv.ru/articles.shtml/podguzov?ferb_2001


Практически каждый член МО РКРП знает о дискуссии, возникшей между двумя группами товарищей в мае 2000 года по вопросу о профсоюзах и формах классовой борьбы. Collapse )

Между тем, легко выявить отношение Ленина к “экономизму” и как к разновидности оппортунизма в рабочем движении, и как к форме борьбы, хотя и “сизифовой”, но доказывающей наличие бойцовских качеств в пролетариате. Недиалектику трудно понять, что в “экономической борьбе” заключены противоположности, единство и борьба которых, приводит “экономическую борьбу”, как все явления бытия, в русло действия закона отрицания. С одной стороны, пролетариат способен САМ организоваться на сопротивление хозяину во имя улучшения условий труда, и это перспективно, но с другой стороны, пролетариат НЕ способен САМ выработать стратегию освобождения от тирании хозяев, и это трагично. “Ухватить” противоречивую природу пролетариата и объяснить ее, прежде всего, самому себе - задача диалектика.

В полемике обычно используют, по меньшей мере, четыре “метода” доказательства истины.

Первый метод - парадигматический, когда в качестве доказательства приводится один выгодный пример, и он же возводится в ранг закона. Второй - цитатный, когда один из “спорщиков” дословно использует мысль литератора, которого оба “спорщика”, если они не лукавят, признают в качестве безусловного авторитета. Третий - абстрактно-логический, не нуждающийся в цитировании. В этом случае, один из оппонентов ставит другому логический “мат”, не оставляя “поля” для маневра и даже спекуляций. Почти как в геометрии Евклида. Четвертый - научно-исторический, когда в основу довода закладывают всю СИСТЕМУ объективных фактов, известных науке. Два последних “метода” органично входят в диалектический, хотя и не исчерпывают его. Я же воспользуюсь последними тремя.

Ленин, закладывая “краеугольные камни” категориального аппарата марксизма “в почву” российского коммунистического движения, писал:

“Заметим, ВО ИЗБЕЖАНИЕ НЕДОРАЗУМЕНИЙ, что в дальнейшем изложении мы понимаем ВЕЗДЕ под экономической борьбой (согласно установившемуся у нас словоупотреблению) ту “практически-экономическую борьбу”, которую Энгельс, в приведенной нами цитате, называл “СОПРОТИВЛЕНИЕМ капиталистам” и которая в свободных странах называется профессиональной, синдикальной или тред-юнионистской” (“Что делать?”).
Поэтому, не смотря на мое уважение к соратникам, многие из которых являются для меня, во многих отношениях, образцами, я и впредь буду, во избежание недоразумений, ВЕЗДЕ, пользуясь определениями Энгельса и Ленина, воспринимать “экономическую борьбу” как профсоюзное, синдикалистское, тред-юнионистское СОПРОТИВЛЕНИЕ буржуям и, в меру сил, убеждать всех, кто занят “экономической борьбой”, что очень уважаю их за СОПРОТИВЛЕНИЕ, но призываю их к действительной БОРЬБЕ.

А под БОРЬБОЙ в диалектике понимают ТОЛЬКО такое отношение между противоположностями, в частности, между КЛАССАМИ, которое сопровождается действительным развитием, т.е. ОТРИЦАНИЕМ, в частности, одного из классов. Если же, как на Западе, 200 лет, господствующей там, “экономической формы борьбы” не привели пролетариат к победе над классом буржуазии, то можно считать доказанным, что мы, действительно, имеем дело именно с СОПРОТИВЛЕНИЕМ, а не с борьбой в научном смысле этого слова. Пренебрегать такой представительной статистикой, накопленной за 200 лет, ненаучно.

Именно БОРЬБА, как таковая, способна приобретать ФОРМЫ. Т.е. не совокупность форм образует в своем единстве классовую борьбу пролетариев, а наоборот, борьба пролетариев принимает низшие и высшие формы в зависимости от содержания действий пролетариев. Содержание есть источник возникновения форм, а не наоборот. Формы вторичны по отношению к содержанию, хотя и не инертны. А главным в отношениях между буржуа и пролетариями является их БОРЬБА, которая на ранней стадии развития по своему СОДЕРЖАНИЮ может быть только СОПРОТИВЛЕНИЕМ, т.е. низшей, экономической ФОРМОЙ борьбы.


И.Ферберов пишет: “... существуют... три формы классовой борьбы и политическая борьба действительно является высшей их них - не только по отношению к экономической, но и по отношению к идеологической борьбе. И что, кому-нибудь взбредет в голову на этом основании утверждать, что “по закону отрицания” из этого следует ненужность и даже реакционность идеологической борьбы рабочего класса?”.

Очень часто, “цитируя” слова Энгельса о трех формах классовой борьбы, одни “спорщики” по неведению, другие умышленно “забывают” показать читателю различие в СОДЕРЖАНИИ этих форм борьбы и их действительное СООТНОШЕНИЕ. Между тем, три формы классовой борьбы эпохи капитализма образуют две содержательные подгруппы: стихийную и сознательную.

1. СОПРОТИВЛЕНИЕ трудящихся капиталу {СТИХИЙНАЯ экономическая форма борьбы (профсоюзная, синдикалистская, тред-юнионистская)}.

2. БОРЬБА труда против капитала:
а. Политическая форма борьбы;
б. Теоретическая форма борьбы {идеологическая форма борьбы (в обыденном словоупотреблении)}.

Политическая и идеологическая формы классовой борьбы вовсе не стоят одна над другой или рядом. Политическая форма классовой борьбы пролетариата возникает как результат соединения реального движения пролетариев с продуктом идеологической борьбы против всех ненаучных течений мысли. Важнейшим содержанием этого “продукта” является, как раз, многократно ДОКАЗАННАЯ необходимость перехода от стихийного СОПРОТИВЛЕНИЯ капиталистам к сознательной БОРЬБЕ за установление диктатуры рабочего класса.

Иными словами, если сознание пролетариев соединить с выводами НАУКИ о законах классовой борьбы, то не сопротивление перерастет в борьбу, а пролетариат перейдет от стихийного сопротивления к сознательной, т.е. политической форме борьбы с буржуазией, т.е. эксплуатируемый пролетарский класс превратится в революционный рабочий класс. Пока в движение пролетариев не будет привнесено научное сознание, т.е. революционная теория (здесь мы не будем вдаваться в вопросы “технологии” привнесения), сопротивление пролетариата не будет заменено политической формой борьбы и, следовательно, не приобретет победоносного содержания, а будет топтаться в тисках экономизма, как это происходит вот уже 200 лет в Европе, США и т.д.

Говорить о том, что политическая форма классовой борьбы “выше” идеологической, это значит не понимать, что и самые фундаментальные, и множество частных вопросов политической борьбы рабочего класса предопределены результатом идеологической борьбы. Борьба рабочего класса (под руководством его собственного авангарда) ведется не столько против капитализма, сколько за коммунизм (капитализм невозможно победить, если не бороться за коммунизм) и если теория предварительно и детально не решит этот главный вопрос классовой борьбы, то победа над капиталом невозможна вообще. Иначе говоря, идеологическая и политическая борьба соотносятся как научная теория и практика одного и того же содержания. Коммунистическая политика есть коммунистическая теория, воплощенная на практике.


Collapse )

“Вы что же, против экономической борьбы?”, “Вы что, против профсоюзов?”, “Вы что, придя в бастующий коллектив, будете говорить им, что их экономическая борьба не принесет победы?”.

Действительно, говорить правду рабочим, поднявшимся на забастовку, не всегда безопасно. Нужно учиться делать это не так, как “слон в посудной лавке”. Нужно не столько говорить о том, что НЕ принесет победы, сколько налегать на пропаганду того, ЧТО ПРИНЕСЕТ победу безусловно. Это трудно. Но большевики именно на горькой правде воспитали рабочих России. Со времен “Манифеста” коммунисты руководствуются очень продуктивным и перспективным правилом: “Коммунисты считают презренным делом скрывать свои взгляды и намерения”. Трагикомично, если члены РКРП начнут скрывать от рабочих правду, достижения теории и многолетней практики марксизма-ленинизма, уже однажды принесшие ПОБЕДУ.

Январь 2001

О марксистском самовоспитании ( 2 )

Великие учёные и революционеры представляли собой такие личности, содержание результатов общественных отношений которых живёт в веках. Их биологические оболочки давно погибли, но их личности сохраняют своё своеобразное бытие в общественных отношениях, в духовной культуре человечества. И нет сомнений, что личности Маркса, Энгельса, Ленина и Сталина и сегодня оказывают на ход мировой истории куда большее влияние, чем все народно-избранные парламентарии и президенты вместе взятые.


Collapse )



Таким образом, целью марксистского самовоспитания является ковка настоящего марксиста большевистского типа, развитие единства диаматического мировоззрения и совести; средством - самодисциплина, а задачи можно свести к образованию системы привычек к борьбе на победу.

Август 2018

http://proriv.ru/articles.shtml/ivanov?samovospitanie


О марксистском самовоспитании ( 1 )

http://proriv.ru/articles.shtml/ivanov?samovospitanie

Писаная история человечества доказывает, что мироздание существует объективно, а возвышение цивилизации является результатом нарастающей продуктивности познавательно-преобразовательных процессов. Несколько тысячелетий назад все не самоочевидные адекватные сведения человечества о бытии, природе и обществе выделились в отдельную сферу общественного сознания, названную наукой. Сложилась пока не единая и не стройная, но относительно взаимосогласованная система объективных истин, проверенных общественно-исторической практикой. Продолжая серию публикаций о выработке средств марксистского самовоспитания ( «Отправить мысль в научный полёт», «Осознание необходимости коммунизма» 1), имеет смысл заострить внимание на тех фактах научного мышления, которые имеются в истории.

Совершенно ясно, что все известные научные открытия объективных законов бытия представляют собой акты правильного, то есть диаматического, мышления. Сам исследовательский процесс природных явлений часто шёл стихийным методом проб и ошибок, однако обобщение установленной обязательной, устойчивой, внутренней, существенной, повторяющейся связи явлений объективного мира, то есть открытие научного закона, невозможно без материалистической диалектики.

С другой стороны, великие естествоиспытатели прошлого, во-первых, совершая научные прорывы в узких областях знаний, заходили в своеобразный тупик в случае расширения или смены предмета исследования как по объективным, так и по субъективным основаниям, во-вторых, показывали себя если не профанами, то изрядными филистерами в области исследования социальных процессов, в-третьих, основываясь на своём успешном научном опыте, часто совершали безрезультатные попытки выработать объективные законы собственно мышления.

Из сказанного ясно, что без великолепного понимания области исследования в целом научное мышление невозможно. Так, с точки зрения самой мыслительной работы все научные открытия объединяет в первую очередь доскональное знание учёным объекта и предмета исследования.

Стало быть, первая непреложная истина, которая следует из рассмотрения истории науки в данном ракурсе, состоит в том, что научное мышление, обращённое на конкретные объективные явления, - это мышление, основанное как минимум на полном знании всех известных фактов и всего продуктивного, что наработало человечество по поводу данного явления. Иными словами, чтобы понять явление глубже, необходимо предметно его знать, то есть изучить всё, что о нём известно до настоящего времени. Этот подход является проявлением той необходимой черты подлинного научного творчества, которая состоит в требовании к рассмотрению всех сторон исследуемого явления.

Если же обратиться к личностным качествам, которые позволяли великим учёным совершать научные прорывы, то они содержат в себе в первую очередь предельную добросовестность и беспристрастность как минимум к предмету исследования и результату своей работы. Невозможно познать объективное бытие явления, если к нему примешивать продукты сознания в виде каких бы то ни было проявлений материальной заинтересованности, симпатии/антипатии, веры, страхов или страстей.

Мотиватором фундаментальной научной деятельности великих учёных являлся сам процесс познания истины, возведённый в ранг общественного блага. А многие великие учёные работали по знаменитой формуле Менделеева «посев научный взойдет для жатвы народной».

Таким образом, без трудолюбия и усердия, проявленных по каждому конкретному исследуемому вопросу, как в овладении знаниями о явлении, так и в тщательном рассмотрении всех его сторон научное творчество невозможно. Несостоятельна, стало быть, идеалистическая концепция «внезапного откровения», так популярная у тех, кто не знаком с реальной историей титанического завоевания каждой пяди научной почвы. Все великие учёные обладали изумительной памятью и досконально знали свой предмет. Научные прорывы являлись результатом многолетнего творческого труда, а не мимолётной удачи или шального откровения.

Вместе с тем, очевидно, что одно и то же общественное бытие определяет индивидуальное сознание как мещан, барчуков и лодырей, так и творцов: крупных учёных, художников, революционеров. Значит, кроме известной предрасположенности, существует набор личностных качеств, который позволяет раскрываться задаткам. Иногда вопреки самым тяжёлым обстоятельствам жизни. Судьбы Ломоносова, Ковалевской, Менделеева, Попова, Жуковского, Циолковского доказывают, что их научным трудолюбием и волевым преодолением бытовых трудностей двигала вовсе не жажда получше устроиться в жизни, не деньги и даже не слава. Они в первую очередь были одержимы познанием.

Тем более классики - Маркс, Энгельс, Ленин, Сталин - и другие выдающиеся революционеры ХХ века - Ким Ир Сен, Мао Цзэдун, Фидель Кастро, Че Гевара, Хо Ши Мин и т.д. - руководствовались вовсе не материальными интересами или тщеславием. Ими двигало главным образом осознание необходимости движения общественного прогресса по пути от капитализма к коммунизму.

Collapse )

Продуктивность личности и общественная полезность её свойств прямо зависят от качества мировоззрения. Низкокачественное мировоззрение наполнено ненаучными идеологиями - религией, национализмом, идеями демократии и т. д. Вариативность низкокачественного мировоззрения настолько богата, насколько много существует различных заблуждений.

Высококачественное мировоззрение наполнено объективными научными истинами и научно-обоснованными знаниями. Вариативность высококачественного мировоззрения очень низкая, так как оно весьма точно отражает объективную реальность. Личности, которым присуще научное мировоззрение, способны без принуждения, лицемерия и двурушничества достигать подлинного единомыслия по всем основным значимым вопросам.