October 7th, 2018

  • onb2017

Согласились бы вы на подобное ради $$$5 млн?

Продолжение вчерашней темы. Что делают люди, чтобы заработать деньги.


“Хотите сделать похороны более динамичными? Наймите для этого меня профессионального плакальщика на похоронах.


Ниже специальное предложение летнего сезона:

1.Обычное оплакивание $50

2.Кричать и причитать $100

3.Плакать и кататься по земле$150

4.Плакать и грозить броситься в могилу$200

5.Плакать и броситься в могилу$1000

Делайте заявки на мой электронный адрес.”

Collapse )

БУРЖУИ ПРЕКРАСНО ПОНИМАЮТ СВОЮ СИСТЕМУ

https://vk.com/prorivists?w=wall-156278021_4233


— Вы написали книгу «Как управлять рабами» в виде учебника по менеджменту. Это злая ирония?

— Конечно, сравнение изначально было немного провокационным. Многие современные книги по менеджменту построены на безоглядной вере в гуманизм капиталистической системы, и мне хотелось саркастически посмотреть на проблемы, которые они обычно освещают: как мотивировать сотрудника, как повысить эффективность труда и так далее. Интерес к этой теме не был случайным — до того, как окончательно вернуться к академическим исследованиям, я десять лет проработал в крупной компании и сталкивался с разными типами менеджеров и разными ситуациями. Опираясь на этот опыт, я могу совершенно серьезно заявить: думать, что методы управления, которые применяли римские рабовладельцы, принципиально отличаются от современных, — большое заблуждение. Напротив, именно в античном мире были придуманы многие направления, без которых трудно представить современный менеджмент.

— Например?

— Два самых главных — рекрутинг и обучение сотрудников. Когда римляне покупали рабов, они смотрели не только на их силу, физическую привлекательность и ремесло, которому они обучены, но и на их моральные качества. Многие рабы трудились в доме у своих хозяев, а если ты пускаешь кого-то в дом, то должен быть стопроцентно уверен, что этот человек не обманет тебя и не причинит тебе вред. Личным качествам раба уделялось такое внимание, что по римским законам покупатель имел право в течение года вернуть продавцу раба, если заметил в нем какой-то недостаток — лень, агрессию, отсутствие дисциплины. Сейчас кадровики пытаются решить ту же самую задачу с помощью психометрических тестов. При этом римляне немало вкладывали в обучение рабов: раб был ценным активом. Даже сама литература по менеджменту появилась в древнем мире — до нашего времени дошло как минимум четыре трактата, авторы которых делятся своим опытом: как выбрать хорошего раба, как сделать, чтобы он был верным и трудолюбивым, как добиться, чтобы рабы вырастили больше винограда, как наказывать плохого раба и так далее.

— Это плохо вяжется с распространенным представлением о рабах как о бесправных существах, которых хозяин мог запороть до смерти.

— Да, большинство людей привыкли считать, что рабы делали нечеловечески тяжелую работу в адских условиях где-нибудь на рудниках, а хозяева стегали их за малейшую оплошность. Конечно, злой хозяин мог отдать раба за проступок на растерзание зверям в Колизее — такие случаи тоже бывали. Но надо понимать, что в Риме, особенно во времена империи, рабы стоили дорого. Государство уже не вело масштабных захватнических войн, и на рынках теперь почти не было обращенных в рабство варваров. Рабы стоили денег, и большинство хозяев управляли ими не с помощью суровых наказаний, а использовали другие способы мотивации: дарили им одежду, позволяли питаться более вкусной едой, жить с женщинами, а в конце концов отпускали на свободу. Историки редко упоминают, что большинство рабов в римских поместьях отнюдь не были стариками. В среднем каждый раб служил 10–20 лет, и считалось, что достижение рабом тридцатилетия — хороший повод, чтобы отпустить его на волю. Зачем римляне совершали такой странный поступок? Ведь они теряли дорогого обученного работника. Потому что это был лучший инструмент мотивации: раб знал, что если будет работать усердно, то в итоге получит волю. Хозяева понимали: чтобы мотивировать раба, надо дать ему надежду, возможность социальной мобильности и даже карьерные возможности — рабов, которые работали лучше других, назначали надсмотрщиками и управляющими, и это гарантировало им совершенно другой образ жизни. Как ни странно, здесь рабовладельцы оказывались мудрее, чем современные менеджеры, которые мало задумываются о мотивации сотрудников.

— Мне кажется, что сравнение нынешних компаний с римскими поместьями надуманное. Сотрудник — это не раб, он может уйти от работодателя, когда пожелает, и это меняет все.

— С юридической точки зрения разница, конечно, важная. А вот на практике она гораздо меньше: если на рынке не так уж много вакансий под те навыки, которыми вы обладаете, вы будете всеми силами держаться за свое рабочее место. Конечно, сейчас у людей больше возможностей сменить сферу и обучиться другой профессии. Например, вы, журналист, можете немного поучиться и стать, скажем, дизайнером, но как новичку вам очень долго будут платить на порядок меньше, чем вашим новым коллегам. Вы знаете об этом, а потому никуда не уйдете.
— А как же социальный прогресс? Ведь за две тысячи лет общество явно стало гуманнее.

— Да, рабство было системой эксплуатации совершенно бесправных людей, но ведь и капитализм фактически занимается примерно тем же. Скажу больше: неравенство сегодня сильнее, чем во времена Древнего Рима. Восемь богатейших миллиардеров вместе владеют таким же состоянием, как беднейшие 50% жителей планеты. В древнем мире не было такого социального расслоения! А если мы вспомним, в каких условиях трудятся многие жители стран третьего мира, например добывая на шахтах металлы, которые нужны для сборки модных смартфонов, мы поймем, что рабство и впрямь никуда не делось, просто глобализация сделала его существование для граждан западных стран не таким очевидным.

Читать всем и полностью
Подробнее на РБК:
https://www.rbc.ru/own_business/02/10/2018/5bb1d9279a794702270807bb





ОТВЕТ РАБОЧИСТАМ

У наших оппонентов есть дурная манера приписывать нам, сторонникам марксистиского журнала «Прорыв», всякие мнимые грехи — например, граждане рабочисты обвиняют нас в «элитаризме», «высокомерии», «презрении»… к рабочим и прочей подобной ерунде. Но до граждан рабочистов никак не доходит, что нельзя ставить знак равенства между классом пролетариев с мелкобуржуазным сознанием (классом «в себе») и революционным рабочим классом (классом «для себя»), который состоит не только из одних «фабричнозаводских рабочих». Да, презрение и ненависть у нас возникает, но только к уже сознательно фашиствующим сволочам из любого класса (в том числе и из пролетариев), которые сознательно готовы быть буржуйскими холуями! А вот с невежественными в обществоведении людьми дело обстоит иначе. Всё не так просто, как кажется некоторым наивным левачкам — у нас по поводу таких людей, особенно из рабочих, только чувство досады! И с наскоку задачу их перековки не решить — тут нужна терпеливая вдумчивая работа, с учётом наделанных в прошлом ошибок и, конечно, положительного опыта…

В августе 1991 года советский народ, в большинстве своём, радостно потерял свою первую социалистическую родину СССР, кто-то был в ожидании-оцепенении — ловил тревожные новости у радиоприёмника, но я не припомню, чтобы хоть один рабочий воскликнул: «Это же нашу социалистическую родину рабочего класса гробят все эти горбачёвские-ельцинские оппортунисты хреновы для нарождающейся буржуазии! Это же не просто путч, а провокационный мятеж, который открыто расчистит дорогу для реставрации капитализма! Поэтому, айда все на защиту социализма!». Была же какая-то наивная эйфория от происходящего… Если бы мы, советские люди, добросовестно и самостоятельно, а не формально изучали бы науку марксизм в школе, техникумах, ВУЗах… А в итоге позволили промыть себе мозги всякой оппортунистической либерально-буржуазной бредятиной…

Мне очень стыдно за себя тогдашнего: советского школьника, советского студента из советского техникума, молодого советского рабочего, который повёлся на эту либерально-буржуазную пропаганду… Понадобилось вкусить мерзопакостные гнусности капитализма, чтобы начать постепенно сознавать, что же мы потеряли-разрушили и стыдиться своих наивных мелкобуржуазных иллюзий. Начались мучительные поиски ответов на возникшие вопросы и путей решения проблем…

Взять, например, моих коллег по цеху. Киповцы-промэлектронщики-асушники (программисты, сисадмины, айтишники)-электрики… — всегда были своего рода рабочей аристократией по следующим причинам: 1) сложная современная техника просто вынуждает быть на уровне инженера, самому стремиться быть инженером, 2) профессиональная специфика работы предполагает наличие большего времени для чтения и самообразования. Из своего богатого житейского и производственного опыта я замечаю, что падает уровень образования (технический и общекультурный) у этой относительно высококвалифицированной и привилегированной прикормленной социальной прослойки в классе пролетариев — советское образование всё же было качественно иное: системное и цельное хотя бы в профессиональном смысле, оно было призвано выращивать не просто узкого специалиста, а высокообразованного всесторонне развитого советского человека… Но история поставила суровую двойку советской системе профессионального образования, потому что т.н. «профессиональный кретинизм» стал настоящим бичом специалистов.

Вроде опытный, всеми уважаемый дядька, который ещё учился в советской школе, ПТУ, техникуме, ВУЗе, на курсах повышения квалификации, который прошёл все должностные ступеньки на производстве: рядовой член бригады — бригадир — мастер — начальник участка — начальник цеха…, но который несёт такой метафизический-идеалистический-мистический-монархический-националистический-шовинистический… вздор, что диву даёшься! И таких немало.

Правда, некоторые антикоммунисты из моих коллег при более близком знакомстве рассказывают, что их дедушки-бабушки были из дворян, купцов, кулаков, белогвардейцев, махновцев, репрессированных… — начинаешь понимать, откуда ноги растут у их антикоммунизма-антисоветизма…

Продолжение читайте на сайте — https://prorivists.org/ww-reply/
lnn

Ленин на каждый день. О приемах борьбы буржуазии с рабочим движением

"Во всех капиталистических странах всего мира буржуазия употребляет два приема борьбы с рабочим движением и с рабочими партиями. Первый прием — насилия, преследования, запрещения, подавления. Это — прием в основе своей крепостнический, средневековый. Везде — в передовых странах меньше, в отсталых больше — есть слои и группы буржуазии, предпочитающие такие приемы, и в известные, особенно критические моменты борьбы рабочих против наемного рабства, эти приемы объединяют всю и всяческую буржуазию. Примеры подобных исторических моментов дают нам чартизм в Англии, 1849 и 1871 годы во Франции.

Другой прием борьбы буржуазии против движения состоит в разделении рабочих, в дезорганизации их рядов, в подкупе отдельных представителей или отдельных групп пролетариата с целью привлечения их на сторону буржуазии. Приемы этого рода не крепостнические, а чисто буржуазные, современные, соответствующие развитым и цивилизованным порядкам капитализма, соответствующие демократическому строю.

Ибо демократический строй есть один из буржуазных порядков, наиболее чистый и совершенный буржуазный порядок, где наряду с максимальной свободой, широтой, ясностью классовой борьбы наблюдается максимум хитрости, уловок, ухищрений, «идейного» воздействия буржуазии на наемных рабов с целью отвлечь их от борьбы против наемного рабства ["Приемы борьбы буржуазной интеллигенции против рабочих", 25-й том, 5-е издание ПСС]" (1914).

НАУЧНОСТЬ - ГЛАВНОЕ В КОММУНИЗМЕ





https://vk.com/prorivists?w=wall-156278021_4258
С октября 1917 года Советский Союз стал единственным местом в мире, где принятие политических решений осуществлялось НЕ во имя ИНТЕРЕСОВ господствующего класса или взглядов его «вождей», а на основе НАУЧНОГО, т.е. диалектико-материалистического подхода. Прочитав это, демократ, конечно же, затянет «волынку» о «культе личности Сталина». Но все дело в том, что все мифы о «сталинизме» есть выдумки САМИХ демократов. Все победы, одержанные страной под руководством Сталина, объясняются тем, что он реализовал научные подходы к решаемым проблемам, а не свой личный интерес.

Именно в той мере, в какой эксплуатируемый класс, т.е. ПРОЛЕТАРИАТ, преодолевал узкий мирок своих ИНТЕРЕСОВ и переходил на позиции НАУКИ об обществе, т.е. обретал свой собственный интеллектуальный авангард, он, пролетариат, превращался в РЕВОЛЮЦИОННЫЙ РАБОЧИЙ КЛАСС, сущность которого состояла уже не в производстве прибавочной стоимости для своих хозяев, а в БОРЬБЕ за обладание политической властью. Следовательно, рабочий класс отличается от пролетариата НЕ НАЗВАНИЕМ, а ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ, содержанием которой является, прежде всего, слом БУРЖУАЗНОГО государства и взятие политической власти в свои руки ради построения БЕСКЛАССОВОГО общества.

В классовой борьбе способен победить только тот класс, авангард которого ОБЪЕКТИВНО лучше организован и, с интеллектуальной точки зрения, ВЫШЕ авангарда противоположного класса.

Борясь за соответствие уровня подготовки членов компартии задачам авангарда, Сталин добивался освоения ФИЛОСОФИИ МАРКСИЗМА всеми членами партии. Но и беспартийным исследователям, чтобы получить научную степень, например, кандидата математических наук, необходимо было сдать экзамен по философии. Однако, как показала практика, мелкобуржуазная психология так основательно въелась в сознание российской интеллигенции, что соискатели ученых степеней, в основной своей массе относились к проблеме освоения философских знаний крайне формально. Особо негативную роль сыграло то обстоятельство, что диссертационная форма подготовки научных кадров была тесно увязана с материальным и карьерным интересом. В годы «застойного социализма» широкое хождение приобрела «шутка»: «Диссертация — есть пространное заявление о повышении оклада». Сталин сознавал это и в своих выступлениях часто отмечал удручающе низкие темпы роста научного уровня мировоззрения не только «технической», художественной, но и партийной «интеллигенции», что сыграло решающую роль в деле грядущего загнивания КПСС.

Низкий уровень культуры большей части населения, в том числе и философской культуры, доставшийся коммунистам в наследство от монархо-буржуазной России, не позволил в одночасье поломать «традицию», согласно которой вся тяжесть выработки политических решений ложилась на плечи «вождей». Поэтому на первых этапах развития диктатуры рабочего класса основную нагрузку по выработке внутренней и внешней стратегии СССР несли персонально Ленин, а позднее Сталин. Они с блеском решили эти многотрудные, зачастую трагические задачи, поскольку ОБЛАДАЛИ творческим мышлением, т.е. диалектикой.

Но, если учесть, что троцкисты осуществляли в партии идеологический саботаж, навязывая ей в самые тяжелые моменты борьбы тупиковые темы для дискуссий, то становится ясно, что темпы созидательной работы партии не могли быть оптимальными, поскольку большевикам приходилось терять массу времени на разоблачение троцкистов. Приходилось не только доводить до сознания рабочих и крестьян научные истины и организовывать их на борьбу, ЧТО САМО ПО СЕБЕ ТРУДНО, но и разоблачать саботаж, который в бессовестных масштабах рождали троцкисты.

Но «палка», которую троцкисты пытались вставить в колеса большевизма в условиях диктатуры рабочего класса, имела и другой «конец». Троцкисты, своим двурушничеством ВЫНУЖДАЛИ людей, как никогда предметно задумываться над политическими проблемами, выходящими за привычные рамки «бытовщины». В результате в трудовых коллективах, в Советах и в партии возникали массовые и продолжительные дискуссии по коренным проблемам современности. Троцкисты, одной рукой, делая все для разложения строителей коммунизма, другой рукой, сами того не желая, способствовали политическому созреванию рабочих и крестьян. И если в результате дискуссии рабочие СОЗНАТЕЛЬНО склонялись к какой-либо позиции, то сбить их с толку в дальнейшем было и невозможно, и очень опасно. Однако не к месту навязанные дискуссии в условиях надвигавшейся мировой войны все-таки «съели» массу времени и энергии.

Научная политика большевиков, будучи продуктом диалектического мышления, прежде всего, Ленина и Сталина, шаг за шагом подтверждалась ПРАКТИКОЙ реальных экономических побед над троцкизмом и постепенно становилась методом мышления широких масс. Это сейчас демократы «убеждают» простодушных читателей в «закрытости советского общества» времен Сталина. Но если сравнить газеты тех лет с современными, то станет очевидно, что сегодня они нам предоставляют полную информацию только о половой жизни принцессы Дианы и прокурора Скуратова, но ничего не сообщают об ОБЪЕКТИВНЫХ причинах чеченской бойни, банковских крахов, заказных убийств и т.д. Мы информированы лишь о непосредственных исполнителях взрывов в Москве, о количестве раздавленных, сожженных и спасенных. Но нам «забывают» сообщить, о роли банковского капитала в этих взрывах. Короче говоря, при тирании демократов НЕТ шансов получить точный ответ ни на один действительно ВАЖНЫЙ вопрос.

Но в сталинские годы верхи, ВПЕРВЫЕ в истории, учились быть открытыми для масс. Массы, как никогда прежде, имели информацию о СТРАТЕГИЧЕСКИХ замыслах вождей. Адекватное отражение стратегической перспективы в сознании граждан СССР превратилось из привилегии одиночек: Аристотеля или Макиавелли, Вольтера или Маркса, в повседневное дело миллионов. В СССР многие рабочие владели не только ремеслом, но и навыками выработки ЛИЧНЫХ решений на основе учета ГЛОБАЛЬНЫХ политических факторов.

За годы «перестройки» демократические журналисты так и не смогли, хотя и тужились, обгадить политические мотивы, которыми руководствовались рабочие, строившие Комсомольск-на-Амуре, Магнитку, Братскую ГЭС, осваивавшие целину, космос, спасавшие, ценой своей жизни, тонущих людей, уводившие падающие самолеты от населенных пунктов и т.д. Все дело в том, что люди того поколения в значительном своем большинстве, выбирая место приложения талантов, СОЗНАТЕЛЬНО руководствовались потребностями ПОЛИТИЧЕСКОГО прогресса в ГЛОБАЛЬНОМ масштабе. Эти изменения в человеческом «материале» получили свое внешнее выражение и в том, что в СССР сталинского периода беспрецедентно высокими темпами росли тиражи газет, научных, научно-популярных и «толстых» художественных журналов.

Инициируя подобную политику, Сталин исходил из того, что в обществе, в котором ВСЕ взрослое население ТОТАЛЬНО и РАЗНОСТОРОННЕ начитано, а потому дураков и вкладчиков уже нет, эксплуатировать и обирать НЕКОГО.

Как известно фашисты в Освенциме сварили огромное количество мыла из европейцев, упрямо не читавших трудов Ленина и отдавших предпочтение рыночной демократии. Сегодня рыночные демократы России готовят из бывших советских граждан полуфабрикаты для тех же мыловарен.

http://www.proriv.ru/articles.shtml/podguzov?economic_problem_2000




"Свобода заключается не в воображаемой независимости от законов природы, а в познании этих законов и в возможности поэтому планомерно пользоваться ими для определенных целей. Это верно как о законах внешней природы, так и о тех, которые регулируют физическую и духовную жизнь самого человека" … ( Ф.Энгельс. Анти-Дюринг. Переворот в науке, произведенный г. Евгением Дюрингом).