November 4th, 2018

ПИСЬМО АХЕДЖАКОВОЙ СТАЛИНУ

https://vk.com/prorivists?w=wall-156278021_4734

«Чудинова: У меня странный вопрос про Сталина. В Википедии написано, что, будучи маленькой, вы написали письмо Сталину.
Это так?

Ахеджакова:…У меня мама умирала от туберкулеза, и тетя умирала. И мне учительница в пятом классе сказала, чтобы я написала Сталину, потому что говорили, что появилось лекарство от туберкулеза. Я сажусь, пишу письмо, что обещаю окончить школу с золотой медалью…Я много в этом письме пообещала, только чтобы прислали моей маме лекарства…

Чудинова: Лекарство не прислали?

Ахеджакова: Прислали… когда оно пришло туда, где разбирают письма, кто-то передал его на Рижский завод, где делали это лекарство, и мне прямо с Рижского завода прислали. И для тети, и для мамы…».

https://tvrain.ru/teleshow/harddaysnight/lija_ahedzha..

Можете представить, как мог жить среди детей человек с такой забавной внешностью как Ахеджакова? Ей было так же трудно как и Гозману, Чубайсу, Гайдару, Новодворской… Вот она и исходит злостью и ложью до сих пор. Чтобы в СССР, письмо, адресованное Сталину на почте вскрыли и отправили сами в Ригу… Можете представить большую ложь и подлость, чем ту, которую в очередной раз проявила Ахеджакова? На самом деле, письмо доставили Сталину, он дал команду и лекарство отвезли Ахеджаковым. У меня тётушка на фронте заболела туберкулёзом. Без всякого письма Сталину её вылечили, поскольку Сталин в СССР выстроил медицину, в которой медики лечили людей, а не раздевали больных догола, как во времена нынешней лгуньи, Ахеджаковой. Слова этой недалёкой клоунессы следует понимать и так: «А если Сталин не пришлёт лекарства, то я не буду учиться». Что возьмешь с претенциозной дурочки и мелкой торгашки.

В.А. Подгузов


ДЕМОКРАТИЯ ПО-ДИССИДЕНТСКИ

https://vk.com/prorivists?w=wall-156278021_4670


Фрагмент из книги американского издателя Карла Проффера на тему бесед с Бродским и советскими диссидентами.

"…К сожалению, бóльшая часть вечера ушла на долгий и бесплодный спор о Вьетнаме. В течение нескольких следующих лет мы регулярно спорили с нашими русскими друзьями на эту тему, и они, как правило, не понимали нашей антивоенной позиции. Особенно горячился Андрей [Сергеев]: он утверждал, что очень глупо с нашей стороны не уничтожать коммунизм везде, где только можно. Именно этот аргумент нам обычно и доводилось слышать от наших охваченных милитаристским пылом оппонентов, причем не от каких-нибудь невежд, незнакомых с американской культурой и историей, а как раз наоборот, от тех, кто знал о ней больше других (но, за редкими исключениями, все равно ничего в ней не понимал).

Иосиф [Бродский] склонялся скорее на его сторону, хотя в тот раз выступал своего рода примирителем (позже, в достопамятной словесной битве в Ленинграде, он был неумолим). Так что худшим, что мы тогда от него услышали, было следующее: мне жаль это говорить, я люблю людей, но вы должны отправиться туда и сбросить на них водородную бомбу. “Это очень печально, но они же не люди”, – добавил он. Андрей согласился, и оба сказали: все ведь элементарно, кто это начал? Они искренне считали, что это простой вопрос. Я продолжал задавать им вопросы, я сказал, что хочу как следует понять их позицию и то, как именно они предлагают решать с точки зрения закона, кто в Америке хороший, а кто плохой (то есть противник войны), дабы в соответствии с их планом наказать последних.

Иосиф перебил меня, заявив, что если бы у него была рыжая жена (как у меня), ему “было бы наплевать на все остальное”. Мы вспомнили студентов, которые подвергались насилию со стороны властей на съезде Демократической партии США в 1968 году, в Беркли и других местах. Андрей заявил, что так им и надо: мол, если студенты собираются на митинги и протестуют, то “они превращаются из студентов в политиков”. Если студенты хотят лезть в политику, пожалуйста, но тогда они уже больше не студенты. “И чего они вообще митингуют – у вас ведь можно голосовать, это у нас нельзя!” Типичным для этой линии поведения были и выпады против чернокожих борцов за свои права. Не так уж плохо они живут, говорил Андрей, чтобы всерьез на что-то жаловаться. Один русский зэк попросил, чтобы его отправили жить в негритянское гетто. Нам не раз повторяли этот анекдот в доказательство того, что русским живется гораздо хуже, чем самым разнесчастным американским неграм.

В конце мы сказали, что переписывать такие законы, как свобода слова, следует с большой осторожностью (Андрей заявил, что свобода слова должна быть “не для всех”, в частности не для маоистов). Стоит переделать один закон, сказали мы, как тут же возникает нужда в переделке следующего. На это Иосиф сказал: “Когда такое слышишь, плакать хочется – ведь у нас-то здесь вовсе ничего нет”. Мы и по сию пору ведем с Иосифом подобные, хотя и более аргументированные споры, и, насколько мне известно, никто из нас никогда не принимал их чересчур близко к сердцу, но Андрей был очень расстроен и через несколько лет разорвал с нами отношения, решив, что у нас, особенно у Эллендеи, слишком уж левые взгляды".

Карл Проффер. “Без купюр”




РАБОЧИЙ РАБОЧИМ: О ЗАРПЛАТЕ

https://vk.com/prorivists?w=wall-156278021_4721


Вспоминаются разговоры со своими товарищами по работе. Бывало, что они сворачивали на политэкономические темы — в том числе и о «справедливой зарплате». Многих моих товарищей по работе удивляло моё нежелание выходить по нарядам в свои выходные дни:

«Чудак-человек! Ты заработать больше не хочешь?! У тебя разве заработная плата такая высокая, что ты нос воротишь от возможных шабашек?! Зажрался!».

Пытался своим товарищам объяснить, что мне жалко своё свободное личное время тратить на дополнительную капиталистическую эксплуатацию, что это по сути своей есть абсолютная прибавочная стоимость, что при капитализме обыденная формула «больше работаешь — больше зарабатываешь» фактически трансформируется в парадокс (для обыденного сознания) «больше работаешь — усиленнее беднеешь»!
Или очень часто приходилось и приходится у своих товарищей по работе критиковать их заблуждение:

«Да не за наш труд, не за нашу выполненную работу нам платят буржуи, а за нашу рабочую силу, т.е. за нашу способность к труду в качестве слесаря КИПиА или электрика, термиста, врача, учителя… Мы продаём свою рабочую силу капиталистам, они её покупают, мы создаём прибавочную стоимость, а капиталисты её присваивают! Вот в чём заключается капиталистическая эксплуатация! Чтобы её не было — требуется, чтобы средства производства перестали быть частной собственностью, а стали бы общественной собственностью!».

Или однажды один из моих товарищей по работе (уже пожилой рабочий) высказался в том плане, что существует «справедливая оплата труда», которую мы не получаем, а получаем вместо неё т.н. «жалованье». Но на мои доводы, что т.н. «жалованье» — это и есть устаревшее название заработной платы, он махнул рукой и остался при своём, что существует «справедливая оплата труда», но не всем она достаётся, т.к. зависит от порядочности работодателя… Бурные споры по «справедливой оплате труда» заставляют меня снова и снова садиться за учебник по политической экономии и пытаться разобраться в этом вопросе, ибо и на «справедливой оплате труда» социализм (начальная фаза коммунизма) тоже споткнулся в СССР!

Далее — https://prorivists.org/wages/