November 19th, 2018

lnn

Ленин на каждый день. О депутатах-большевиках

"В такое время, когда почти все «социалистические» (извините за поругание этого слова!) депутаты Европы оказались шовинистами и слугами шовинистов, когда пресловутый «европеизм», прельщавший наших либералов и ликвидаторов, оказался тупой привычкой к рабской легальности, в России нашлась одна рабочая партия, депутаты которой блистали не краснобайством, не «вхожестью» в буржуазные, интеллигентские салоны, не деловой ловкостью «европейского» адвоката и парламентария, а связями с рабочими массами, самоотверженной работой в этих массах, выполнением скромных, невидных, тяжелых, неблагодарных, особенно опасных функций нелегального пропагандиста и организатора. Подняться выше — к званию влиятельного в «обществе» депутата или министра — таков на деле был смысл «европейского» (читай: лакейского) «социалистического» парламентаризма. Спуститься ниже — помочь просветить и объединить эксплуатируемых и угнетенных — вот какой лозунг выдвинут образцами Муранова и Петровского ["Что доказал суд на РСДР Фракцией?", 26-й том, 5-е издание ПСС]" (1915).

Эти двое даже Сталина пережили, хотя казалось бы...
  • kssnn

Лидерские качества рядового большевика.

Взято у d_clarence  в "Лидерские качества рядового большевика."

В 1915 году ссыльным в Туруханском крае (и не только там) жилось очень туго - ежемесячного пособия в 10 рублей совсем не хватало. Жили по двое-трое в домах местных небогатых крестьян под одной крышей со скотиной и семьей хозяев в 6-8 человек. Ничего хорошего в этом не было. Выживали рыбалкой, охотой, сбором ягоды или топились-стрелялись.

Особенно угнетало отсутствие Дела. Многих ссылка ломала морально (отчего власти и применяли ее) - изо дня в день унылое, тяжелое существование отшибало все мысли, кроме жажды относительного комфорта, желательно в европейской России.
В условиях военного времени большинство доступных журналов либо закрылись, либо прекратили подписку в отдаленных уголках. Многие издания запретили из цензурных соображений. Приходилось перечитывать по пять-шесть раз немногие разрешенные военной цензурой книги, заранее привезенные с собой. Переписку ссыльных с волей тоже сильно ограничили, шифрованные письма палили, нарушителей наказывали.
Оставалось либо деградировать и подыхать от синьки, либо самовыпиливаться. Многие ссыльные именно так и поступили.

Буквально спас всех от деградации и суицида простой большевик, сосед ссыльного Якова Свердлова, по кличке Коба, он же Иосиф Виссарионов Джугашвили, он же Иосиф Сталин. В его голову пришла следующая идея:

стрясти с каждого ссыльного (и большевика, и меньшевика, и анархиста, и эсера, и бундовца) по несколько копеек и выписать самый дешевый и аполитичный журнал "Вопросы страхования", годовая подписка на который стоила всего 6 рублей.

В журнале, помимо прочего, публиковалась стата по всяким происшествиям в империи - а это основа для анализа. Пришедшие номера Коба пересылал пишущим, башковитым и авторитетным революционерам, одуревавшим от ссылки в том же уезде: соседу Свердлову, Бадаеву, Голощекину, Спандарьяну, Масленникову, Муранову. Те, истосковавшись по делу, фигачили зажигательные статьи с подробным разбором доступной статы и читали по ним лекции, отрывая ссыльных от паленого самогона, депрессии и суицида. Аналитику слали в журнал, подписываясь своими кличками, не засвеченными в протоколах судов и приговорах.
Журнал обалдел от своей популярности в жопе мира и печатал письма целиком - политики-то и секретной информации особо нету.

На "большой земле" первым чухнул годноту в скучнейших "Вопросах страхования" журналист заштатной владикавказской газеты "Терек" Сергей Миронович Киров. Он забабахал в газете рубрику по аналитике страховых случаев из журнала со своими комментариями, в которых без сносок цитировал Ленина и Плеханова. В Якутске объявились несколько пораженных в правах бывших революционеров, которые совершенно легально выписали "Терек" и так же легально переслали его в Туруханский край.

Там газету прочитали и четко уловили запрос Центра: обозначить свое мнение по текущему моменту - какова партийная позиция ссыльных.
Коба запросил жандармское начальство: можно ли написать политическое письмо в "Вопросы страхования", в котором ссыльные обмажут говном руководство РСДРП и депутатов Думы? Охранка дала добро и журнал, в скором времени, опубликовал следующее письмо:
"Дорогие товарищи! Мы, группа ссыльных Туруханского края, с радостью приветствуем возобновление журнала "Вопросы страхования". Мы полагаем, что в переживаемое нами время, когда общественное мнение рабочих масс в России фальсифицируется столь бесцеремонным образом и подлинное рабочее представительство подменяется при деятельном содействии Гучкова и Рябушинского, отрадно видеть и читать действительно достойный журнал. Пусть "Вопросы страхования" приложат все усилия и старания к делу идейного страхования рабочего класса нашей страны от глубоко развращающей, антипролетарской и в корне противоречащей принципам международности проповеди гг. Потресовых, Левицких и Плехановых.

И. Сталин, С. Спандарьян, А. Масленников".

ЖЗЛ Светлая Память!

Мы помним !

В ноябре 91 года покончила счеты с жизнью поэтесса Юлия Друнина. Фронтовой старшина медицинской службы, кавалер почетной солдатской медали «За отвагу» и ордена «Красной Звезды» Юлия Друнина не могла пережить крушения тех общественных идеалов, ради которых умирали ее боевые товарищи в ту войну. Последними ее строфами были:
Как летит под откос Россия,

Не могу, не хочу смотреть!

Но боюсь, что и вы бессильны.

Потому выбираю смерть.

Ее можно понять…и преклонить колени перед ее памятью, святой памятью. Совсем девчонкой, приписав себе год в военкомате, она ушла на фронт:

Я пришла из школы в блиндажи сырые,

От Прекрасной Дамы в «мать» и «перемать»,

Потому что имя ближе, чем «Россия»,

Не могла сыскать.

Ее дважды комиссовали после тяжелых ранений, но она возвращалась в строй.

Ушла из этой жизни Юлия Друнина, а потом в капиталистических реформах до срока умерли миллионы наших соотечественников, граждан Советского Союза. В недавнем сериале "Светлана" нынешнего буржуазнопоповского кинематографа мазнули негативом не только Сталина, его сына боевого лётчика ( который всегда летал без парашюта, чтобы в случае пленения Гитлер не смог шантажировать отца предложениями об обмене ) но мазнули серенькой краской и фронтового старшину и замечательного поэта Юлию Друнину. Да и как не мазнуть ежели своим самоубийством Юлия Друнина прокляла реставрацию буржуазнопоповской власти.

На Дзен

lnn

Ленин на каждый день. О пропагандистском эффекте суда над депутатами-большевиками

"Факты говорят, что первые же месяцы после войны сознательный авангард рабочих России на деле сплотился вокруг ЦК и ЦО. Как бы ни был неприятен тем или иным «фракциям» этот факт, — он неопровержим. Цитируемые в обвинительном акте слова: «Необходимо направить оружие не против своих братьев, наемных рабов других стран, а против реакционных и буржуазных правительств и партий всех стран» — эти слова, благодаря суду, разнесут и разнесли уже по России призыв к пролетарскому интернационализму, к пролетарской революции. Классовый лозунг авангарда рабочих России дошел теперь до самых широких масс благодаря суду.

Повальный шовинизм буржуазии и одной части мелкой буржуазии, колебания другой части и такой призыв рабочего класса — вот фактическая, объективная картина наших политических делений. С этой фактической картиной, а не с благопожеланиями интеллигентов и основателей группок надо сочетать свои «виды», надежды, лозунги.

Правдистские газеты и работа «мурановского типа» создали единство 4/5 сознательных рабочих России. Около 40000 рабочих покупали «Правду»; много больше читало ее. Пусть даже впятеро и вдесятеро разобьет их война, тюрьма, Сибирь, каторга. Уничтожить этого слоя нельзя. Он жив. Он проникнут революционностью и антишовинизмом. Он один стоит среди народных масс и в самой глубине их, как проповедник интернационализма трудящихся, эксплуатируемых, угнетенных. Он один устоял в общем развале. Он один ведет полупролетарские слои от социал-шовинизма кадетов, трудовиков, Плеханова, «Нашей Зари» к социализму. Его существование, его идеи, его работу, его обращение к «братству наемных рабов других стран» показал всей России суд над РСДР Фракцией.

С этим слоем надо работать, его единство против социал-шовинистов надо отстоять, по этому единственному пути может развиваться рабочее движение России в направлении к социальной революции, а не к национально-либеральному «европейскому» типу ["Что доказал суд на РСДР Фракцией?", 26-й том, 5-е издание ПСС]" (1915).

Вышло что-то вроде "La historia me absolverá".

О СОЦИАЛИСТИЧЕСКОМ СОРЕВНОВАНИИ

https://vk.com/prorivists?w=wall-156278021_5112


А.С. Макаренко, который заглядывал в коммунизм, примерно, настолько же глубоко, как и классики постольку, поскольку работал в наиболее фундаментальном направлении коммунистического строительства – воспитании нового человека, полагал соревновательность РАЗРУШАЮЩЕЙ коллектив, подходя к вопросу о соревновании в коллективе, он указывая на диалектическую связь соревнования и коллектива (ибо без коллектива не может быть никакого соревнования), прямо говорил, что полагая интересы коллектива первичными, соревнование в конечном итоге должно уступить место интересам коллектива, то есть диалектически сняться. Его педагогические успехи, как он пишет, были связанны не с использованием соревнования, а с использованием коллективизма. Соревнование же есть частный и преходящий метод достижения сиюминутных успехов, что допустимо в экономике, но недопустимо в педагогике, и он с массовым внедрением соревновательности в школе яростно боролся, потому что в далекой перспективе это ведет к индивидуалистическому мировоззрению и разрыву отношений с коллективом. Социалистическое соревнование есть уступка общественным законам гораздо более общим, нежели собственно рыночные. Как Ленин вводил НЭП – уступал мелкому, слаботоварному производству, точно так же, и соревнование уступало ВСЕМУ индивидуалистическому по своей сути образу жизни советских людей, характеризовало невозможность на том этапе одним путем повышения осознания людьми необходимости интенсивного развития промышленности получить какие-либо результаты. Пропаганда его была способом всего-навсего ВОВЛЕЧЬ массы в управление обществом, выявить ценность морального стимула в их глазах, и НЕ БОЛЕЕ. Мы можем говорить о прогрессивности ОТЖИВАЮЩЕЙ, ВЕДОМОЙ части диалектического противоречия только как о прогрессивности накапливания создаваемых им количественных факторов. Переход же в иное качество осуществляется через ПОЛНОЕ ОТРИЦАНИЕ этой части противоречия, и не осуществив его, мы никогда не перейдем в новое качество.

Кроме положительных качеств соревновательность в социалистической экономике порождала индивидуализм и зазнайство ударников, социальную дифференциацию по частному признаку (в коммунистическом обществе человек имеет ценность сам по себе, как целостная личность, а не по признаку одного только количества выработки), зависть менее удачливых. Например, в соревновании среди грузчиков больше перетаскает мешков физически сильный, однако менее сильный ни в чем не виноват, и он так же добросовестно и ответственно подходит к работе, а может, даже и качественнее работает (например, меньше просыпает). Все советское время соревновательные механизмы находились в постоянной борьбе с коллективизмом, для которого стимулом к деятельности является научное осознание целей труда и приведение своих трудовых усилий в соответствие этим целям. По мере развития экономической базы коллективизма (укрупнения производства, усиления взаимосвязи предприятий, падение роли личного труда в производстве) соревновательность, наконец, ПОБЕЖДАЕТСЯ коммунистическим коллективизмом в сфере мотивации труда.

Сама по себе высокая производительность труда не значит абсолютно ничего. Капитализм во много раз увеличил производительность труда относительно СССР 30-х гг., но ничего коммунистического в этом как не было, так и нет. Современные шахтеры давно переплюнули всех стахановцев, но почему-то отношения частной собственности не исчезли. Может, все-таки дело в чем-то ином?

Экономической базой коммунизма является не сама по себе высокая производительность труда, а НАУЧНО ОРГАНИЗОВАННАЯ ЭКОНОМИКА, основанная на общественной собственности на средства производства. Научная организация предполагает как ЧАСТНОЕ высокую производительность труда, являясь по отношению к производительности труда ЗАКОНОМ ОБЩИМ. Не высокая производительность труда, неизвестно как полученная, есть база для коммунизма, а научная организация производства есть база для повышения производительности труда. Опять-таки, повторяясь, смею напомнить, что общественная собственность не может никаким образом иначе себя проявить, кроме как планированием на базе учета интересов всего общества, что рыночные отношения исчезают только тогда, когда в производстве нет места для обмена, когда каждый болт учтен, когда его движение подчиняется не стихийным законам спроса-предложения, а, если хотите, организованной воле ОБЩЕСТВА в лице Госплана, Верховного Совета, планового отдела министерства, завода, цеха и каждого сознательного рабочего.

А. Лбов