October 12th, 2019

И. В. Сталин об империализме и интервенции


Империализм есть всесилие монополистических трестов и синдикатов, банков и финансовой олигархии в промышленных странах.


«Об основах ленинизма» т. 6 стр. 72.



Империализм есть вывоз капитала к источникам сырья, бешеная борьба за монопольное обладание этими источниками, борьба за передел уже поделенного мира, борьба, ведомая с особенным остервенением со стороны новых финансовых групп и держав, ищущих «места под солнцем», против старых групп и держав, цепко держащихся за захваченное. Эта бешеная борьба между различными группами капиталистов замечательна в том oтнoшeнии, что она включает в себя, как неизбежный элемент, империалистические войны, войны за захваты чужих территорий.

«Об основах ленинизма» т. 6 стр. 72.



Империализм есть самая наглая эксплуатация и самое бесчеловечное угнетение сотен миллионов населения обширнейших колоний и зависимых стран. Выжимание сверхприбыли — такова цель этой эксплуатации и этого угнетения.

«Об основах ленинизма» т. 6 стр. 72.



…колонии — это ахиллесова пята империализма…

«О политическом положении республики» т. 4 стр. 378.



Империализм не может жить без насилий и грабежей, без крови и выстрелов. На то он и империализм.

«Речь на V Всесоюзной конференции ВЛКСМ» т. 9 стр. 198.



Сила империализма — в темноте народных масс, обогащающих своих хозяев и кующих себе цепи угнетения. Но темнота масс — вещь преходящая, имеющая тенденцию неизбежно улетучиться с течением времени, с ростом недовольства масс, с распространением революционного движения. Капиталы капиталистов… но кому не известно, что капиталы бессильны перед неизбежным? Именно поэтому господство империализма недолговечно, непрочно.

«Два лагеря» т. 4 стр. 232.



Collapse )

Иосиф Дицген

1.
«Наш философ» — так представил его Маркс рабочим — делегатам в 1872 г. на Гаагском конгрессе Интернационала.

Дицген, действительно, — наш философ. По профессии рабочий-кожевник, он собственным упорным трудом, своей пролетарской волей, самостоятельно усвоил последние выводы современной ему науки и проник в самое «святилище» буржуазной философии — в теорию познания; выросший на физическом труде, он овладел искусством «головной работы», самостоятельно дошел до основных идей диалектического материализма и, примкнув к основоположникам коммунистического мировоззрения, остался до конца дней своих стойким агандистом философии пролетариата.

Дицген соединял в себе мыслителя и борца, теоретика и просветителя, агитатора и пропагандиста. Защита материализма в самых абстрактных областях, даже изложение самых отвлеченных философских теорий были подчинены у Дицгена более общей идее борьбы за дело рабочего класса.

«Раскрепощение народа, освобождение его от подневольного труда, нищеты и нужды есть высшее благо, к которому стремится наш ум», — писал Дицген в «Письмах о логике».

Интеллектуальный рост, идейное завоевание масс, — вот что является важнейшим орудием для достижения этой цели. Теоретическая, пропагандистская борьба за идейное завоевание масс есть важнейшая и притом органическая часть рабочего движения.

«…Я очень рад, что в самом деле произошло то, на что я вряд ли мог рассчитывать, — писал Дицген Марксу 15 декабря 1872 года*, — а именно, что ты, по крайней мере, хочешь воздержаться от подпольной политики, чтобы располагать временем для выработки своей социальной теории. Я не отрицаю значения агитации, но она происходит, так сказать, сама собой, между тем как нет никого, кто был бы способен продолжать твой труд. И успехи, достигаемые благодаря теории, кажутся мне более верными и более важными, чем агитаторская практика».

Новое пролетарское мировоззрение, рожденное в муках, взращенное борьбой, горем, заботами, есть боевая материалистическая философия. Пролетарская философия должна быть сознательным призывом к борьбе и активности.
«Философия должна быть близка рабочему классу, — говорит Дицген, — это еще не значит, что каждый рабочий должен стать философом, должен изучить отношение между идеей и материей. Ведь из того, что каждый из нас ест хлеб, еще не следует, что все должны молоть муку и печь хлеб. Но как рабочему классу необходимы мельники и пекари, так ему нужны серьезные исследователи, которые вскрыли бы тайные происки жрецов Ваала и вывели бы их на чистую воду. Высокое значение умственной работы пока еще недостаточно оценивается людьми физического труда. Инстинкт подсказывает им, что люди, задающие тон в нашем буржуазном обществе, — его естественные враги. Они видят, что под прикрытием умственного труда производится плутовство. Надо еще прибавить вполне понятную склонность с их стороны умственный труд недооценивать, а физический труд переоценивать. Такому грубому материализму надо противодействовать», — говорил Дицген в брошюре о «Религии социал-демократии».
В рецензии на «Капитал» Маркса он возвращается , к этому вопросу.
Умственный труд, — говорит там Дицген, — не должен пугать рабочего, который привык «в поте лица своего» добывать не только свои собственные радости, но и создавать возможность в десять раз больше радостей для других.
«Когда я вначале не мог понимать трудов наших философов, я себе снова и снова говорил: то, что умеют другие, ты должен также уметь. Мышление не есть привилегия профессоров. Для него требуется, как и для любого занятия, лишь привычное упражнение. А ведь огромная масса рабочих, наконец, начинает понимать, что нет спасения вне упражнений в самостоятельном мышлении».



Иосиф Дицген: «Умственный труд не должен пугать рабочего, который привык «в поте лица своего» добывать не только свои собственные радости, но и создавать возможность в десять раз больше радостей для других.»


Collapse )

Сталин о науке



Рабочий класс не может стать настоящим хозяином страны, если он не сумеет выбраться из некультурности, если он не сумеет создать своей собственной интеллигенции, если он не овладеет наукой и не сумеет управлять хозяйством на основе науки.

Нужно понять, товарищи, что условия борьбы теперь иные, чем в период гражданской войны. В период гражданской войны можно было брать позиции врага напором, храбростью, удалью, кавалерийским наскоком. Теперь, в условиях мирного хозяйственного строительства, кавалерийским наскоком можно лишь испортить дело. Храбрость и удаль нужны теперь так же, как и раньше. Но на одной лишь храбрости и удали далеко не уедешь. Чтобы побить теперь врага, надо уметь строить промышленность, сельское хозяйство, транспорт, торговлю, надо отказаться от барского и высокомерного отношения к торговле.

Чтобы строить, надо знать, надо овладеть наукой. А чтобы знать, надо учиться. Учиться упорно, терпеливо. Учиться у всех – и у врагов и у друзей, особенно у врагов. Учиться, стиснув зубы, не боясь, что враги будут смеяться над нами, над нашим невежеством, над нашей отсталостью.

Перед нами стоит крепость. Называется она, эта крепость, наукой с ее многочисленными отраслями знаний. Эту крепость мы должны взять во что бы то ни стало. Эту крепость должна взять молодежь, если она хочет быть строителем новой жизни, если она хочет стать действительной сменой старой гвардии.

Нам нельзя теперь ограничиваться выработкой коммунистических кадров вообще, большевистских кадров вообще, умеющих поболтать обо всем понемножку. Дилетантство и всезнайство – теперь оковы для нас. Нам нужны теперь большевики-специалисты по металлу, по текстилю, по топливу, по химии, по сельскому хозяйству, по транспорту, по торговле, по бухгалтерии и т.д. и т.п. Нам нужны теперь целые группы, сотни и тысячи новых кадров из большевиков, могущих быть хозяевами дела в разнообразнейших отраслях знаний. Без этого нечего и говорить о быстром темпе социалистического строительства нашей страны. Без этого нечего и говорить о том, что мы сумеем догнать и перегнать передовые капиталистические страны.

Овладеть наукой, выковать новые кадры большевиков – специалистов по всем отраслям знаний, учиться, учиться, учиться упорнейшим образом, – такова теперь задача.

Массовый поход революционной молодежи за науку – вот что нам нужно теперь, товарищи.

И. В. Сталин

(“Правда” № 113,
17 мая 1928 г.)

Речь на VIII съезде ВЛКСМ
16 мая 1928 г.


http://communist-ml.ru/archives/15393