October 13th, 2019

  • pyhalov

Вставайте, люди русские!

ВСТАВАЙТЕ, ЛЮДИ РУССКИЕ!
В.С. Бушин

Демагогия, как и все на свете, тоже бывает разная — по размаху, звону, пошибу... Самая подлая демагогия та, в которой идет спекуляция на смерти. А тут, о чем мы хотим сказать, не одна смерть, а две, и к тому же демагог , точнее демагогша, их еще и сталкивает. Это смерти Сталина и композитора Прокофьева, случившиеся в один день — 5 марта 1953 года. А столкнула их сотрудница известной музыкальной школы Гнесиных мадам Кирнарская Дина Константиновна, доктор музыковедения, нередко появляющаяся на экранах наших телевизоров то с хлопушкой в руках, то с барабаном на животе. Эти музыкальные инструменты помогают доктору вколачивать свои прогрессивные идеи в головы телезрителей.

Дина Константиновна не застала те великие смерти, еще не успела родиться, чтобы наводить порядок в этом мире, но когда бабушка рассказала ей, что в тот день в Москве невозможно была купить цветы для похорон Прокофьева, она бурно вознегодовала: да как же так? Ведь его знаменитую ораторию «Вставайте, люди русские!» в фильме «Александр Невский» надо понимать как призыв всем дл одного встать и идти на его похороны!

Вот и 22 сентября Дина Константиновна опять появилась на наших экранах с барабаном на животе и начала гневно барабанить: какой позор! 5 марта 1953 года народ пошел на похороны тирана, а не великого композитора, что это за народ!..

Мадам, вероятно, уверена, что если бы одновременно умерли президент Рузвельт и Чарли Чаплин, то американцы пошли бы только на похороны знаменитого артиста. Великая нация!..
Collapse )

Партия Ленина — Сталина — организатор побед

Партия Ленина — Сталина — организатор побед




Год великой отечественной войны советского народа против гитлеровской Германии показал, какие великие силы таятся в советском народе, в советском строе, какими могучими, поистине неиссякаемыми резервами — людскими, сырьевыми, продовольственными — обладает наша страна. А история учит нас, что «Побеждает на войне тот, у кого больше резервов, больше источников силы, больше выдержки в народной толще», — как писал Ленин в октябре 1919 г. «У нас этого больше, ибо мы можем черпать и долго еще будем черпать все более и более глубоко из среды рабочих и трудящихся крестьян…» (Соч., т. XXIV). Так было в 1918— 1920 гг., когда страна была истощена несколькими годами империалистической и гражданской войны.

Сколь же неизмеримо выросли силы нашего народа за два последующих десятилетия! Это особенно ярко показал год воины. Но когда оглядываешься назад, видишь, ощущаешь сильнее всего, что из всех резервов, какими богата страна Советов, самыми богатыми, самыми яркими являются силы моральные, — чудесная, несокрушимая стойкость советских людей в борьбе с врагом, беспримерный героизм Красной Армии, преданность Армии своему народу, готовность идти на величайшие жертвы ради того, чтобы нанести удар подлому врагу, разгромить его, отстоять свободу, честь и жизнь народов нашей страны. Эта моральная сила советского народа и его Красной Армии вызывает глубокое восхищение свободолюбивых народов мира. Один из очень серьезных итогов года войны — это огромный рост симпатий трудящихся всего мира к советскому народу. Друзья познаются в беде. Когда на Европу, на все демократические страны мира надвинулась страшная, — год тому назад казалось многим — неотвратимая, — угроза коричневой фашистской чумы, сразу стало ясно, что есть только одна сила, которая может остановить эту угрозу, переломить хребет фашистской Германии, — это СССР, это его Красная Армия. И народы мира не ошиблись.

Collapse )

lnn

Ленин на каждый день. О совместимости личной диктатуры с социалистическим демократизмом

"Что диктатура отдельных лиц очень часто была в истории революционных движений выразителем, носителем, проводником диктатуры революционных классов, об этом говорит непререкаемый опыт истории. С буржуазным демократизмом диктатура отдельных лиц совмещалась несомненно. Но в этом пункте буржуазные хулители Советской власти, а равно их мелкобуржуазные подголоски, проявляют всегда ловкость рук: с одной стороны, они объявляют Советскую власть просто чем-то нелепым, анархическим, диким, старательно обходя все наши исторические параллели и теоретические доказательства того, что Советы суть высшая форма демократизма, даже более: начало социалистической формы демократизма; с другой же стороны, они предъявляют к нам требования более высокого, чем буржуазный, демократизма и говорят: с вашим, большевистским (т. е. не буржуазным, а социалистическим), советским демократизмом личная диктатура абсолютно несовместима.

Рассуждения из рук вон плохие. Если мы не анархисты, мы должны принять необходимость государства, то есть принуждения для перехода от капитализма к социализму. Форма принуждения определяется степенью развития данного революционного класса, затем такими особыми обстоятельствами, как, например, наследие долгой и реакционной войны, затем формами сопротивления буржуазии и мелкой буржуазии. Поэтому решительно никакого принципиального противоречия между советским (т. е. социалистическим) демократизмом и применением диктаторской власти отдельных лиц нет. Отличие пролетарской диктатуры от буржуазной состоит в том, что первая направляет свои удары против эксплуататорского меньшинства в интересах эксплуатируемого большинства, а затем в том, что первую осуществляют — и через отдельных лиц — не только массы трудящихся и эксплуатируемых, но и организации, построенные так, чтобы именно такие массы будить, поднимать к историческому творчеству (советские организации принадлежат к этого рода организациям).

По второму вопросу, о значении именно единоличной диктаторской власти с точки зрения специфических задач данного момента, надо сказать, что всякая крупная машинная индустрия — т. е. именно материальный, производственный источник и фундамент социализма — требует безусловного и строжайшего единства воли, направляющей совместную работу сотен, тысяч и десятков тысяч людей. И технически, и экономически, и исторически необходимость эта очевидна, всеми думавшими о социализме всегда признавалась как его условие. Но как может быть обеспечено строжайшее единство воли? — Подчинением воли тысяч воле одного.

Это подчинение может, при идеальной сознательности и дисциплинированности участников общей работы, напоминать больше мягкое руководство дирижера. Оно может принимать резкие формы диктаторства, — если нет идеальной дисциплинированности и сознательности. Но, так или иначе, беспрекословное подчинение единой воле для успеха процессов работы, организованной по типу крупной машинной индустрии, безусловно необходимо. Для железных дорог оно необходимо вдвойне и втройне. И вот этот переход от одной политической задачи к другой, по внешности на нее совсем не похожей, составляет всю оригинальность переживаемого момента. Революция только что разбила самые старые, самые прочные, самые тяжелые оковы, которым из-под палки подчинялись массы. Это было вчера. А сегодня та же революция и именно в интересах ее развития и укрепления, именно в интересах социализма, требует беспрекословного повиновения масс единой воле руководителей трудового процесса. Понятно, что такой переход немыслим сразу. Понятно, что он осуществим лишь ценою величайших толчков, потрясений, возвратов к старому, громаднейшего напряжения энергии пролетарского авангарда, ведущего народ к новому ["Очередные задачи Советской власти", 36-й том, 5-е издание ПСС]" (1918).
lnn

Ленин на каждый день. О трудности и болезненности отбора и воспитания руководящих кадров

"Ни одно глубокое и могучее народное движение в история не обходилось без грязной пены, — без присасывающихся к неопытным новаторам авантюристов и жуликов, хвастунов и горлопанов, без нелепой суматохи, бестолочи, зряшной суетливости, без попыток отдельных «вождей» браться за 20 дел и ни одного не доводить до конца. Пусть моськи буржуазного общества, от Белоруссова до Мартова, визжат и лают по поводу каждой лишней щепки при рубке большого, старого леса. На то они и моськи, чтобы лаять на пролетарского слона. Пусть лают. Мы пойдем себе своей дорогой, стараясь как можно осторожнее и терпеливее испытывать и распознавать настоящих организаторов, людей с трезвым умом и с практической сметкой, людей, соединяющих преданность социализму с уменьем без шума (и вопреки суматохе и шуму) налаживать крепкую и дружную совместную работу большого количества людей в рамках советской организации. Только таких людей, после десятикратного испытания, надо, двигая их от простейших задач к труднейшим, выдвигать на ответственные посты руководителей народного труда, руководителей управления. Мы этому еще не научились. Мы этому научимся ["Очередные задачи Советской власти", 36-й том, 5-е издание ПСС]" (1918).

РЕАЛЬНАЯ ОЦЕНКА НАЧАЛА ВОЙНЫ

Восемнадцать лет назад трудящиеся простились со своим великим учителем и вождем Владимиром Ильичей Лениным. Без Ленина по ленинскому пути шел все эти годы советский народ, ведомый большевистской партией к осуществлению всех заветов нашего великого учителя. Дело Ленина, наследие Ленина росло и развивалось так, как если бы он сам, живой, работал и боролся вместе с нами; идеи Ленина воплощались в жизнь так, как если бы он сам нами руководил. Ни на один час не покидало советский народ ощущение живого Ленина, здравствующего и творящего. Пробужденные им в народе могучие силы, проникнутые ленинским духом борьбы и строительства, сложившиеся по ленинской мысли и плану, воплотили ленинское бессмертие. Не было в истории другого примера такой народной преданности своему вождю, такой верности его учению. Ленин создал большевистскую партию.

Ленин создал советское государство, союз рабочих и крестьян, союз, и дружбу советских народов. Он вооружил нас на десятилетия вперед, – и крепло советское государство, упрочалось единство социалистического общества, росла партия Ленина–Сталина, и гениальный продолжатель ленинского дела Сталин ведет народы Советской страны к их великой исторической цели.

Collapse )


Не читайте антисоветских газет и учебников, читайте сталинские газеты, там и была написана правда.




https://vk.com/prorivists?w=wall-156278021_10303


О счастье пролетариата



Отпускника часто провожают словами: «счастливый, в отпуск идешь…», а по возвращении из отпуска: «сочувствуем…». Получается, в отпуске человека считают счастливым, а по его окончании — несчастным.

Конечно, в отпуске мы стараемся отбросить суету и проблемы будней, стараемся использовать это время для здоровья, для общения с семьей, для отдыха. Но ведь многие не отдыхают во время отпуска, а, например, работают на постройке своей дачи, делают ремонт в квартире, трудятся на огородах, но все равно отпуск для них — счастливое время. Кто-то не имеет семьи или по каким-то причинам не общается с ней, но отпуск и для него — практически счастье. Кто-то в отпуске уходит в запой, с азартом разрушая остатки здоровья, но и для него отпуск — за счастье. Выходит, не в этом заключено то общее, что делает отпуск счастливым временем жизни, а в освобождении от подневольного труда.

Нерабочее время при капитализме называется и считается «свободным» главным образом потому, что работая на предпринимателей или их государство, человек считает себя несвободным. Таким образом, и отпуск считается растянутым свободным временем, временем освобождения человека от наёмного труда. Отсутствие этого принуждения к труду, перерыв в несчастливом труде и воспринимается как счастливое время. Причём большинство видит отпуск отдыхом именно в форме безделья и праздности.

Но можно ли считать безделье счастливым временем для человека? Разве не в труде человек по-настоящему обретает себя, совершенствуется, реализует свои лучшие качества, служит обществу? Разве мы не знаем, что отдых — это смена деятельности?

Марксизм, решая вопрос счастья, руководствуется объективными законами развития общества и человеческих отношений, поэтому рассматривает счастье не как самочувствие человека или его состояние, а как феномен общественный. Счастье, возможное для всех, есть достаточное условие счастья для каждого — это наименее распространённая сегодня истина. Марксизм открыл объективные законы человеческого счастья и законы построения общества всеобщего счастья — системы абсолютно рациональных общественных отношений на базе высших достижений науки и производства. С научной точки зрения счастье состоит не в прекращении несчастий, не в освобождении от них и не в ощущениях удовольствия, а в таких формах общественного бытия, которые будут порождать адекватное мышление, разумные отношения между людьми и, следовательно, положительные эмоции. Счастье и есть наиболее краткое определение коммунизма.

Научное понятие коммунизма реализовывалось на практике в нашей стране в период СССР. Даже начальная ступень коммунизма дала замечательный пример качественного движения общества к счастью. Несмотря на то, что коммунистический опыт СССР уже 30 лет подвергается остервенелой травле, лжи и ругани, в народной памяти и в понимании наиболее прогрессивных слоёв общества к нему сохраняется положительное отношение. Основные условия для счастья, обеспечением которых и заслужил народное признание СССР, состоят в следующем. Чтобы быть счастливым, необходимо прежде всего биологически существовать, т. е. иметь в личном потреблении еду, одежду, жильё; находиться в обществе и соответствовать уровню его развития или опережать этот уровень; жить максимально долго; жить мирной жизнью; быть свободным и, наконец, трудиться. К 1950-м годам СССР уверенно обеспечивал устойчивый рост всех необходимых материальных факторов, касающихся этих условий. Да и после Сталина уровень социального развития СССР значительно превосходил и западные страны и нынешнюю РФ.

Разрешение вопроса счастья невозможно изолировать от остальных вопросов — экономических, политических, вопроса власти и классового деления. Отсюда вытекает и определение счастья как борьбы человека за общественное благо, отсюда необходимость коммунистической революции, необходимость установления диктатуры рабочего класса как единственной возможности научного решения вопроса построения счастливого общества.

Далее: https://prorivists.org/38_happiness/