mmikhailm (mmikhailm) wrote,
mmikhailm
mmikhailm

Латинская Америка: периферия капитализма ( 2 )

Герилья

Сторонники марксизма понимали, что в условиях, сложившихся после Второй мировой войны, партизанская борьба с правительством нередко становилась единственным вариантом действий, так как возможностей легальной деятельности для революционеров не оставалось. Партизаны сражались во многих странах Латинской Америки. Чаще всего шансов у них было мало, потому что против них выступала не только национальная армия и полиция, но ещё и империалистические силы, которые, после укрепления капитализма, вновь активно действовали в регионе, подавляя освободительные движения. В таких условиях надежда победить на выборах – глупость. Таких «мечтателей» в любой момент могли убить или посадить в тюрьму.

Однако вооружённые отряды действительно представляли опасность для империалистов, особенно после Кубинской революции. Скорее всего, революцию на Кубе задушили бы в зародыше, но власти США не рассчитывали, что замена правительства перерастёт в строительство социализма, что произошло во многом благодаря поддержке СССР. Конечно, подобной ошибки в будущем империалисты уже не допускали. Опыт Кубы в дальнейшем использовался революционерами в других латиноамериканских странах.

Известен призыв Че Гевары:

«Мы должны помнить, что империализм – это мировая система, последняя стадия капитализма, и она должна быть побеждена мировым сопротивлением. Стратегическим окончанием этой борьбы должно быть уничтожение империализма. Мы, эксплуатируемые и угнетенные всего мира, должны уничтожить саму основу существования империализма: рабское положение наших наций, откуда они извлекают капиталы, сырьё, специалистов и дешёвую рабсилу, и куда они вкладывают новые капиталы – орудия господства – оружие и все виды товаров, повергая нас в абсолютную зависимость» 16.

Но идейных и, главное, стойких продолжателей оказалось не так много. Выделяются на общем фоне Революционные вооружённые силы Колумбии, которые действовали очень долгое время, и только теперь, похоже, сдаются 17.

Активизация партизанских групп в разных странах Латинской Америки действительно представляла большую опасность для США, потому что, с одной стороны, приходилось затрачивать большие ресурсы на подавление восстаний, а с другой – договариваться с реформистами, отчасти даже соглашаться на реформы. Радикальный сдвиг произошёл только после стагфляции в наиболее развитых странах 18. Решение: пересмотреть политику МВФ и Всемирного банка, способствовать ликвидации социального государства в широком смысле, продолжить активное наступление на социалистические страны.

Конечно, в развитых странах такой процесс ощущался поначалу довольно слабо, зато в неразвитых неолиберальные рецепты применялись впервые, впоследствии такую тактику империализма назвали «шоковой терапией» 19. В полной мере это было реализовано в Чили, где, как утверждают апологеты капитализма, при диктатуре Пиночета произошло «экономическое чудо».

Что же делалось? Истреблялись не только партизаны, которые считались террористами, но и умеренные реформисты, которые не шли дальше социальных реформ, по типу той же Великобритании. Сальвадор Альенде был политиком именно такого толка, он даже не трогал своих врагов, настоящих террористов, которые могли открыто призывать к свержению власти.

В конечном итоге империалисты его ликвидировали, провели неолиберальные реформы. И поняли, что это самая эффективная тактика в этом регионе. В дальнейшем во многих латиноамериканских странах власть брали военные (при поддержке США), провозглашая диктатуру. Левых убивали или ссылали в лагеря, социальные реформы сворачивали и действовали в интересах ТНК. Инакомыслие в любом виде жёстко подавлялось. Такую идеологию кратко сформулировал Пиночет:

«Есть только две вещи, которые я отказываюсь обсуждать с нацией. Это католические ценности и священное право частной собственности» 20.

Естественно, если «права человека» при Альенде якобы нарушались постоянно, то массовый террор со стороны военной хунты и подобных деятелей в других странах в основном игнорировался. Если подобные действия и осуждались, то слабо, без применения санкций. Но чаще всего их просто хвалили за борьбу с коммунизмом.

Как только подобные режимы укрепились в регионе, они начали действовать совместно. Известна операция «Кондор» 21, когда военные и полицейские Чили, Аргентины, Уругвая, Бразилии, Парагвая, Боливии, а также консультанты из спецслужб США безжалостно уничтожали как левых радикалов, так и просто сочувствующих коммунизму. В борьбе с коммунизмом властям нередко помогали наркоторговцы и просто громилы из националистических или открыто фашистских движений. В ходе операции были убиты десятки тысяч человек.

Теория зависимого развития

Марксистских теоретиков в Латинской Америке было очень мало. Да, ряд верных выводов был и у Че, и у других революционеров, но не было серьёзных исследований.

Как уже говорилось ранее, часто марксизм воспринимался как ключ к справедливости, то есть идеалистически. С ним могли легко сосуществовать и религиозные взгляды, и националистические, восхваление «вождей» и национальных героев.

Однако с годами капиталистическим странам понадобилось не только выкачивать ресурсы, но ещё и получить источник квалифицированной рабочей силы, потому что технологии развивались. В странах вводились примитивные стандарты образования, дабы человек мог эффективнее работать в интересах капиталистов.

Возникал интерес со стороны образованных граждан, почему сложилась такая экономическая ситуация и почему Латинская Америка отсталая, а Западная Европа и США – развитые. И он утолялся известными байками о рыночной экономике, цель которой – сделать всех счастливыми, а СССР, конечно, демонизировался. Кто не верил, мог попасть за решётку, так как во времена массовых репрессий действительно могли арестовать просто тех, кто с симпатией относился к СССР.

Буржуазной интеллигенцией для стран “третьего мира”, в том числе Латинской Америки, была предназначена теория модернизации, которую считали незыблемой, поскольку теорию формаций преподавать бы не стали по понятным причинам.

И если вначале интеллигенция принимала теорию, которая должна объяснить всё, то со временем стали возникать вопросы. Ведь студентам говорят, что все общества одинаково проходят все стадии развития. И в конечном итоге любая страна Латинской Америки может стать не менее развитой, чем основные капиталистические страны.

Однако теория упускает из виду капиталистическое накопление, – тот факт, что есть мировое капиталистическое хозяйство, где есть центр, а есть периферия. И, наконец, то, что ресурсы стран Латинской Америки просто отправляются в западные страны, то есть у них в принципе никакой возможности встать на один уровень с самыми крупными игроками нет.

После изучения конкретных материалов, проведения исследований и сбора статистических данных, учёные усомнились в господствующей теории. Появилась альтернатива – теория зависимости. Надо заметить, что основные сторонники явно находились под влиянием марксизма, но ввиду специфики тех стран, где они занимались исследованиями, прямо поддержать марксизм и уж тем более строительство социализма они не могли.

Один из разработчиков теории – Рауль Пребиш. Человек образованный, работающий на правительство Аргентины, сотрудничавший с ООН, со временем он разочаровался в типичных экономических рецептах и в теории модернизации. Его назначили заниматься «развитием экономики» в некоторых латиноамериканских странах, но он постоянно натыкался на препятствия.

Его рецепты были просты. Он предлагал ввести импортозамещение, увеличить налоги для ТНК, поддержать отечественное производство, провести аграрную реформу. На самом деле шаги логичные, если рассматривать ситуацию с точки зрения идеализма. Но проблема заключается в том, что Латинская Америка – рынок сбыта и источник ресурсов. А местное правительство, проамериканское, уж явно не пойдёт против США, иначе там быстро «восстановят демократию».

Именно бесполезная деятельность, когда твои советы «принимают во внимание», но никаких шагов за этим не следует, заставили Пребиша задуматься о том, что такое капитализм как мировая система и какое место там занимает Латинская Америка.

Теория зависимости подытожила: мир делится на центр и периферию. Периферия зависима от центра полностью, что исключает её развитие, точнее исключает развитие по тому же сценарию, что в центре 22.

Подобные взгляды нашли поддержку среди местной интеллигенции, но проблема была в том, что сторонники теории никак не были связаны с классом эксплуатируемых. Ситуация была схожей с «западным марксизмом», то есть теоретики просто работали в университетах, никак не участвуя в массовой революционной борьбе. Именно из-за отсутствия связи между теорией и практикой учёные наивно полагали, что проблему можно исправить «волевым решением» правительства. Наиболее последовательным сторонником теории был Пол Баран, который в книге «Политическая экономия неоколониализма» доказал, что единственное решение – это не кейнсианство или другие подобные реформы, а только социальная революция.

Теология освобождения

Когда речь идёт о революционном движении в Латинской Америке, нельзя не выделить теологию освобождения, поскольку данное религиозное течение, несомненно, долгие годы пыталось влиять на марксистское движение Латинской Америки. «Теологи» старались действовать не в среде анархистов или утопических социалистов, а именно в среде марксистов.

Теология освобождения – специфическое явление, существующее только в Латинской Америке. Его социальная база – неграмотные и религиозные крестьяне. Даже сегодня в Латинской Америке население в большинстве своём религиозно 23, и представители правящего класса используют это в своих интересах.

Левые из Латинской Америки никогда особо не нападали на религию по той простой причине, что это бы отпугнуло многих потенциальных сторонников социализма. Поэтому чаще всего, если речь заходила о религии, то дальше антиклерикализма дело не доходило. Всё это со временем порождало отдельные группы, которых можно обобщенно назвать сторонниками христианского социализма. Теология освобождения – итог объединения различных прохристианских групп «левого» толка.

Тут особенно важно учесть специфику времени. Дело в том, что в период, когда теология освобождения появилась, никакой альтернативы революционной борьбе не было вовсе, так как даже реформистские партии во многих странах преследовались по закону (или даже все политические партии, так как хунта не приветствовала многопартийный режим).

В таких условиях массовые недовольства вполне естественны, и решать такие «проблемы» военные не могли иначе, как при помощи террора. Один из характерных примеров — применение солдатами пыток для получения от крестьянки сведений о партизанах:

«Моя мать погибла три месяца спустя после долгих и мучительных пыток, которым подвергли её военные. Они долго терзали ее, чтобы добиться сведений о партизанах. Когда она уже была в агонии и ждала смерти, офицер приказал вспрыснуть ей специальную сыворотку и дать еду. Её привели в чувство и снова принялись пытать. Агония моей матери возобновилась. Тогда её привязали в поле к дереву, и во всем её теле развелись черви, потому что у нас есть такая мушка, которая откладывает в открытые раны яйца, из которых очень быстро развиваются черви. Солдаты днем и ночью стерегли мою мать, чтобы никто из нас не мог её освободить. Она еще долго боролась со смертью, но потом умерла от солнцепека днем и от холода ночью. Нам не дали её даже похоронить. Солдаты бросили её тело на растерзание стервятникам. Вот так они надеялись нас запугать. Мы все знали, что партизаны скрываются в дальних горах. Иногда они спускались в деревни за едой, и вначале мы им не доверяли. Но потом мы поняли, что у них хотя бы есть оружие, чтобы сражаться с войсками, а мы использовали лишь ловушки, изобретенные ещё нашими предками» 24.

Очевидно, что в таких условиях даже теология освобождения легально существовать не могла. Означает ли это, что теология освобождения – прогрессивная сила? Нет, так как в её основе лежит последовательный антиматериализм, а значит антимарксизм. Адепты теологии придерживаются взгляда, что капитализм – абсолютное зло, и что для подлинного освобождения нужно избавиться от капитализма, а общество построить по заветам мифического персонажа из Нового завета. Если сторонники теологии и говорили о том, что являются также сторонниками Маркса, то на деле были таковыми лишь формально.
http://compaper.info/?p=6775
Tags: Газета коммунистическая
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments