mmikhailm (mmikhailm) wrote,
mmikhailm
mmikhailm

"Ликбез" как средство от изнасилования мозга.

Капитализм это воровство — воруют все http://itsitizen.livejournal.com/332742.html
Если воруют и сосут кровь у тебя, то паразит сосущий кровь, часто не выпивает её до конца, а оставляет заначку. Держится система воровства (капитализм) исключительно на невежестве. http://mas-smu.livejournal.com/2093018.html

Когда у власти кровопийц возникают серьёзные проблемы, то кровопийцы прибегают к помощи своих жертв — тупых ублюдков, которым неинтересно, что, есть, капитализм http://9e-maya.com/index.php?topic=1555.72
и уж тем более на какой стадии он находится.
http://sov0k.livejournal.com/51272.html
http://mmikhailm.livejournal.com/19631.html
Тупым ублюдкам, нужны простые решения, а иногда и просто символы. Тупые ублюдки сами роют себе могилу.

http://mmikhailm.livejournal.com/14059.html

Оригинал взят у putnik_76 в Мнение дебила. Фашизм как средство от изнасилования.
s699434291
Да, дебилы просто на каждом шагу.
Их всё больше, а их маразм - всё круче.
Да, дорогие женщины, именно так. Стремитесь к фашизму, где Вас будут насиловать "истинные арийцы" как безмозглый скот, причем даже если вы сами "арийки"  http://feldgrau.info/2010-09-02-14-35-19/278-2010-10-17-12-27-52    Но вот чего точно не будет, так это ваших заявлений об изнасиловании.
А,  вот к  словам "недорезанной левачки" я бы прислушался.
Довольно много зависит в этом плане и от самих женщин,  хотя понятное дело, что не всё.


Оригинал взят у ukhudshanskiy в Размышлизмы. Как женщинам уберечься от изнасилований
Оригинал взят у loreley10 в Расстояние вытянутой руки

Во вторник полиция Кельна сообщила, что получила около 90 заявлений от женщин, которые подверглись в новогоднюю ночь сексуальным домогательствам со стороны мужчин "африканской и арабской внешности".

Обер-бургомистр Кельна Генриетте Рекер (та самая, недорезаная левачка) на пресс-конференции, на вопрос "как женщинам уберечься от изнасилований",  посоветовала:


"Всегда есть возможность сохранять определенную дистанцию, которая больше расстояния вытянутой руки".


РИА Новости

Заявление придурошной Рекер вызвало шквал возмущения.

Но, действительно, есть возможность белым женщинам уберечься от семитов и негров с помощью "вытянутой руки".

Когда эта вытянутая рука направлена вот так:





Или так:




***************************************
Кстати откуда интересно ублюдок, что хозяин этого фашистского говноблога?
Уж не с России ли, что борется так яростно с фашизмом на Украине?
Эй вы там, патриоты антифашисты, что так доблестно обличали фашизм, почему эта гнида безнаказанно пропагандирует фашизм? А где всякие там ФСБ? Глаза у вас повылазили что ли? Там же сплошная пропаганда фашизма, а вам всё нипочём. Че за нахрен?



К сожалению, нормальные люди так-же часто ведутся на разводки буржуев и с радостью участвуют в « голодных играх». http://mmikhailm.livejournal.com/29814.html

http://mmikhailm.livejournal.com/1344.html

На данном этапе не вижу никакой альтернативы кроме «Ликбеза».
http://proriv.ru/articles.shtml/lenin
http://proriv.ru/articles.shtml?library
http://mas-smu.livejournal.com/2093282.html

http://p0lus.livejournal.com/4811.html
К вопросу о сущности фашизма
В связи с последними трагическими событиями на Украине, в информационном поле наиболее ярко зажглась звезда героической борьбы с фашизмом, с глобальной угрозой назревающего хаоса и возрождения чего-то древнего и ужасного. Именно таков был основной посыл во всех информационных и пропагандистских изданиях, как от сторонников правого толка, так и откровенно левого. Все источники буквально захлёбывались в истошных воплях ярости, призывали немедленно взяться за оружие и встать грудью на пути «коричневого» гада. Тема фашизма довольно сложная для истории наших народов, как с моральной стороны, ведь осколки бывшего советского государства, как никто другой, помнят, что такое большая война и огромные потери, которые тяжкими воспоминаниями до сих пор лежат на памяти каждой семьи, но также эта тема сложна и в качестве понимания сущности тех процессов, которые происходили в политической и экономической жизни европейских стран в начале ХХ века. Даже сейчас, любое упоминания этой «чумы» вызывает в сознании многих животную и слепую ярость, желание предотвратить повторение кровавого прошлого. Многие люди в постсоветском пространстве до сих пор видят в любой агрессии, в проявлениях открытого террора, признаки чего-то ужасного, отголосок тёмного прошлого, после чего с радостью вешают единственный ярлык, который связан в их памяти с военным безумством, обрекают его фашизмом и непременно начинают с ним бороться. Причём, кто первым обвинил противостоящую сторону в фашизме, того, как говориться, и тапки, а также ангельский ореол по борьбе с наследием проклятого прошлого. Грех обвинять людей в наивности, в слепом поклонении бездушным терминам и ярким ярлыкам, а также в тотальном поражении мракобесием и метафизикой, поскольку это является основой современного общественного сознания, до краёв наполненного невежеством, иллюзиями и религиозными предрассудками. Но, одно дело, когда о «коричневой чуме» кричат представители буржуазной общественности, ведь эти крючкотворцы и демагоги вообще мало понимают, что происходит вокруг них, они лишь как собачки Павлова способны реагировать на вспыхнувший свет и, не разобравшись в том, нужная ли лампочка горит, и лампочка ли это вообще, начинают обильно пускать слюну, строчить тонны призывных текстов и исходить в животной националистической злобе к противостоящей стороне. Другое дело, когда подобным поведением отличаются те, кто с гордостью кличет себя авангардом человечества, носителем научного и объективного знания. И мы говорим отнюдь не о представителях стада, стоящего в левой стороне загона, эти вообще мало в чём отличаются от своих «правых» собратьев по уму, только лишь в специфике их риторики. Мы говорим о тех, кто кличет нас единомышленниками, а себя ортодоксами марксизма. И это страшнее всего. В повседневной теоретической работе эти люди проявляют себя неплохими марксистами, знатоками теории и философии, но там где главенствуют эмоции, они моментально перестают диалектически мыслить, переходят на откровенную казуистику и косность мышления. Недавний конфликт на Украине, словно лакмусовая бумажка, расчертил всё левацкое поле своим размашистым мазком, зацепив и большое количество бывших товарищей по теории. Зато он ярко продемонстрировал нам всю глубину человеческих заблуждений и неготовность кадров к какой-либо серьёзной научной деятельности. В связи с этим, именно сейчас стал актуальным вопрос о сущности такого явления, как фашизм.
Вооружённый конфликт на Украине, как и любые подобные столкновения в истории человечества, носит классовый характер, но подобный характер отнюдь не означает, что происходят столкновения интересов антагонистических классов, чаще всего в истории происходят внутривидовые разборки, грызня в пределах одного класса. Так и здесь, столкнулись интересы нескольких империалистических держав. Закончилось это большими жертвами, аннексией российским капиталом иностранных территорий и непрекращающимся хаосом, который также может быть полезен в деле отжимания лишних кусков чужой плоти. Российские пропагандисты в лучших традициях собственного невежества, а также с подачи национальной пропаганды, с лёгкой руки сравнили события в бывшей братской республике с нападением гитлеровской Германии, память о котором ещё свежа в крови людей. То, что начиналось как язвительная и плохо скрываемая информационная война, с чётко обозначенным руслом интересов национального капитала, в итоге вылилось в самодовлеющую силу, в жупел общегосударственной пропаганды, даже сами представители власти не стеснялись использовать пугало фашизма, прекрасно представляя, как легко можно манипулировать общественным сознанием с помощью исторической памяти. В итоге, сам принцип борьбы с неким «фашизмом» стал главным символом оправдания хищнических действий российского капитала на Украине. Именно под лозунгом восстановления исторической справедливости происходила аннексия Крыма, что напоминает нам некоторые параллели из истории прошлого века. Борьба с фашизмом явилась, как идеологическое прикрытие собственной агрессии и бессовестного топтания на теле растерзанного конкурента. Таков основной лейтмотив последний событий и всю историческую иронию нам ещё предстоит узнать далее.
Термин фашизма всегда был очень противоречивым, особенно в бессильных интерпретациях буржуазных учёных, которые никогда не славились своими познаниями в общественных науках и, поэтому, все их определения плавали строго в волнах их собственного субъективистского болота, а также главенствующей в их умах идеалистической философии. Именно поэтому фашизм, чаще всего, представляли, как некое надклассовое явление, субъективную политическую силу, волю отдельных лиц или групп людей, которые проводят некую диктатуру в своих личных целях. Отсюда все их попытки объять необъятное, придумывание новых терминов, умножение сущностей, например, понятие тоталитаризма, с помощью которого пытались уравнять фашистский и социалистический строй и тотальный формализм во всём. Основываясь на внешних признаках, было популярно дробить явление на множество подвидов, объявлять итальянский фашизм, как сугубо индивидуальное и единичное явление, что в Германии было нечто качественно иное, отличное. Отказ в системности явлений, отказ от выявления их экономических и классовых причин было вполне в русле общей буржуазной пропаганды и в интересах господствующих классов, чтобы никто, не дай бог, не обнаружил в них общие черты. Вместо исследования сущности явления, проникновения в глубь происходящих событий, научного подхода и классового анализа этих явлений, мы получаем лишь бесконечные попытки формального подхода, где берут форму явления и пытаются её приделать ко всему, чему угодно, пытаются сравнить её с чем-то другим, вывести её сущность из национальной идеи, культуры, даже психологии отдельных личностей - всё в духе главенствующего идеализма.
Чем же являлся фашизм на самом деле? Для этого следует обратить внимание на общую ситуацию в Европе, которая сложилась к 20-м годам ХХ века. Недавно закончилась первая мировая война и население Италии, также как и Германии, было разочаровано условиями послевоенного мира. Несмотря на то, что Италия перешла на сторону Антанты, она так и не получила ничего из того, что ей было обещано, а Германия и вовсе была объявлена главной виновницей Первой мировой войны, потеряла все свои колонии, что составляло значительную часть территории, а численность армии, которую ей разрешалось иметь, была сильно ограниченна. Также на Германию наложили огромные репарации, которые она должна была выплачивать странам-победительницам. Всё это на фоне глубокого кризиса мирового капитализма, который и привёл к этой войне. Первая мировая война явилась результатом обострения противоречий между империалистическими державами в их хищнической борьбе за передел мира и сфер влияния. Война потрясла капиталистический мир до самых основ и явилась источником огромного обогащения монополий, что в свою очередь привело к усилению их власти и подчинения ими государственного аппарата. Но война ещё сильнее ослабила мировой капитализм, довела до крайности нищету и страдания масс, а также обострила классовые противоречия. В Италии и Германии в 20-е годы проходили сильные волнения и беспорядки. Демобилизованные солдаты, возвратившиеся домой с фронта, не находили себе работу и средств для существования, и это на фоне общей бушующей в странах безработицы. И в Германии, и в Италии правительство было ослаблено и не могло решить насущных проблем. Социальное недовольство росло и несло для существования капитализма большую опасность, особенно на фоне крепнувшего под боком социалистического государства. И в этот исторический период, на фоне ослабшего капиталистического строя на сцену выходит такое понятие, как политическая реакция. Это закономерное явление, целью которого является защита существующего общественного строя и диктатуры господствующего класса и\или власти правящей группировки буржуазии, в основном в лице крупнейших монополий. Главным инструментом реакции, чаще всего, является проведение плавных или радикальных реакционных реформ, вплоть до сворачивания основных буржуазно-демократических свобод, поскольку они уже не способны обеспечивать беспрекословную власть, пошатнувшей на одну ногу, буржуазии, а несут опасность дальнейшего разложения капитализма в болоте демократического разброда разных буржуазных группировок. Происходят консолидация и централизация власти в руках одной политической силы, монополии сливаются с государственным аппаратом и начинают вести неприкрытую диктатуру собственных интересов. Отменяются многие демократически свободы, такие как свобода слова, печати, собраний, проводится открытый террор против всякого инакомыслия, который может угрожает жизни капиталистического строя или существующей власти монополий. Первым ярким примером подобной капиталистической реакции стали события в Италии, приход к власти Муссолини, который и назвал проводимую в стране политику Фашизмом, которая, естественно, в том историческом понимании несла яркий и идеологически-положительный окрас. Это были грозные реформистские лозунги, обещания покончить со всеми трудностями и наказать виновных. Главная ирония политической реакции в том, что она использует ту же социальную базу, что и прогрессивные силы, она обращается к наиболее угнетённым слоям населения, ищет поддержку среди тех, кто отчаялся и ищет выход из своего положения, она играет на чувствах и эмоциях людей, приручает их гнев и направляет на свою собственную выгоду. Реакции легче найти опору в сознании народных масс, она использует свою сильную сторону, которая заключается в общественном невежестве, поражении общественного сознания буржуазными иллюзиями и направленное на поддержание буржуазных классовых интересов. Националистические силы легко находят поддержку среди особо угнетённых слоев населения и именно на эти силы делает ставку пошатнувший капиталистический строй, поскольку они наиболее полно соответствуют национальным и классовым интересам в условиях тяжелейшего кризиса. Социальное недовольство людей легко подчиняется простым и понятным националистическим настроениям, невежественный ум ищет выход из своей ситуации, ищет виновного, на кого направить свой гнев и поскольку угнетённые массы, в большинстве своём, ограничены в своих интересах простым животным существованием, одновременно с этим легко подчиняются и простым животным инстинктам. Не найдя конкретных виновных, недовольство выливается на улицы, в бездумные и голодные бунты. Реакция играет на этом, она поворачивает народный гнев, себе на пользу, на пользу своим классовым и связанным с ними национальным интересам, она даёт безумству угнетённых осязаемую и чёткую цель, показывает виновных в их плачевном положении. Но это оказываются отнюдь не реальные виновники, поскольку реакции пришлось бы указать на самих себя, а целью оказываются ближайшие конкуренты, угрожающие власти буржуазные группы, как внутри страны, так и за её пределами. Учитывая то, что общественное сознание любой нации всегда направлено на защиту собственного государства, которое у многих ассоциируется с домом, Родиной, с местом которое надо защищать при любых условиях, а также общественное сознание в капиталистическом государстве всегда национально и воспитывается в таком ключе с самых пелёнок, где собственная раса, нация или народность, всегда красной нитью проходит, как самая лучшая, святая и неприкасаемая, то угнетённые массы легко заглатывают наживку и с готовностью верят, что во всех их бедах виноваты иные расы, народы и государства. В этом и заключается сущность реакции и её главная ирония, ослабший капиталистический строй, в прямом и переносном смысле, вооружает бунтующие массы, привлекает угнетённый народ на защиту интересов буржуазного отечества и использует их гнев для усиления их же эксплуатации, устранения конкурентов, военной экспансии и с их помощью защищает своё собственное существование. А также руками этих же масс, уничтожаются не только прямые конкуренты господствующей буржуазной группировки, но и прогрессивные силы, как в случае с капиталистическим строем - коммунистические силы, которые только и могут спасти обезумевшую угнетённую толпу из бесконечных кругов их исторического ада. В этом и заключается вся мерзость фашизма и капиталистической реакции, когда те же самые люди, которые виновны в тяжёлом положении масс, самым кощунственным и грязным обманом, лестью, игре на эмоциях, перенаправляют весь гнев угнетённых классов в свою же выгоду, когда под лживые и убаюкивающие лозунги эксплуатация не уменьшается, а лишь усиливается. Более того, реакция прекрасно осознаёт, на что направлен основной удар кипящей смолы народного гнева, поэтому лицемерие и манипуляция достигает такого предела, что из уст буржуазных демагогов начинают звучать антикапиталистические лозунги, которые словно масло ложатся на горящие рабочие сердца. В этом суть капиталистической реакции, которую идеологически прозвали «фашизмом», только потому, что первый яркий подобный пример случился именно в Италии и был связан с названием проводимой там политики.
С обострением кризиса капитализма подобные реакции стали происходить и в других странах, например, в Германии, которые также были названы «фашизмом» и это слово приобрело яркий идеологический окрас, ставшее вскоре нарицательным. Менялись способы проведения собственных классовых интересов, которые принимали различные политические и культурные формы, в зависимости от историко-культурных особенностей данной страны. Менялись формы, названия, но суть явления всегда оставалась той же, поскольку фашизм, в понятие капиталистической реакции - это явление не наднациональное и не надклассовое, это сущность самого капиталистического строя, возведённая в Абсолют, во время своей предсмертной агонии. Позже буржуазные пропагандисты попытались оторвать классовую сущность фашизма, свести всё, в своей привычной манере, к индивидуальной культуре и особенности стран, к личной воле отдельных субъектов или, как единичная особенность отдельных наций. Всё это было закономерно при главенствующей в буржуазной науке цивилизационном подходе к истории. Они стали плодить бесчисленное множество видов и подвидов фашизма, отделять немецкий фашизм от итальянского и т.д. Формальный подход, всегда служивший в интересах господствующего класса-эксплуататора, в конечном итоге привёл к закономерному сравнению фашистского строя и коммунистической революции, нахождению их общих черт и установления между ними знака равенства. Всё это было нужно для того, чтобы скрыть истинный классовый характер происходивших событий, для оправдания одних капиталистических стран в войне против других, иначе было бы сложно объяснить в чём же качественная разница между странами Оси и членами капиталистического альянса.
Большинство левых всех мастей, а также некоторые грамотные товарищи, которые в повседневной жизни неплохо владеют диалектическим методом, легко впадают в формализм иного рода, когда дело касается именно фашизма, эмоционально-исторической стороны дела. Именно в этот момент отключается критическое восприятие, а разум скатывается до банальных шаблонов, поклонению формальной стороне дела, а совесть, в её научном диалектическом понятии, засыпает крепким сном. Конкретнее, мы имеем дело с определением фашизма, которое дал ещё в 30-х годах ХХ века Георгий Димитров. В левой и околомарксисткой среде данное определение, особенно в последнее время, ценится чуть ли не выше, чем строки из библии для послушника монастыря. Его повторяют с любовью, с придыханием, а сознание витает в какой-то эйфории, каждый раз, когда оно звучит в устах очередного начётчика, пытающего доказать, что в той или иной стране бушует фашизм. Именно в данной теме чаще всего проступает формализм в подходе и нищета в содержании и человеческого сознания. События на Украине послужили хорошей лакмусовой бумажкой в кислой среде современных коммунистов, которая позволила провести черту по широкому левому фронту и узреть истинное состояние умов многих людей. Естественно, никто не читал докладов Димитрова, где были произнесены эти слова, никто не изучал исторический контекст и общий смысл этих докладов, никто не пытался понять содержимого. Там, где нужно применять научные методы, историзм и диалектический подход, там почему-то костенеют все прошлые принципы, и из этого определения вырезается лобзиком скудоумный шаблон и накладывается потом на все явления без разбора. Гоняют леваков метлой? Прекрасно! Звучат националистические лозунги? Отлично! Где тут повесить ярлык фашизма и бежать с шашкой наголо? Беда даже не в том, что ярлык фашизма является, как бы, самооправданием собственных действий, как самостийный призыв к активной деятельности, а то, что происходит отказ от сущностного анализа, от исследования классового содержания и от общего понимания происходящих процессов. В итоге это приводит в хвост буржуазных интересов одной из конфликтующих сторон.
Если внимательно прочитать доклады того же Димитрова, изучить историческую обстановку того времени, то с лёгкостью можно заметить, что термин фашизма носит явный идеологический характер, как обобщённый и упрощённый образ классового врага, который был особенно выгоден в пропаганде того времени. Обстановке в Европе в первой половине ХХ века была накалена до предела. Ещё не окрепшее советское государство, которое было вынуждено вести непрекращающуюся борьбу с реакцией внутри себя, оказалось окружено враждебными капиталистическими странами, в которых провалились попытки коммунистических революций, и на фоне этого особо ярко проявили себя реакционные настроения, приведшие, в том числе, к приходу к власти агрессивно настроенных националистических сил. Доклад Димитрова, сделанный на собрании Коминтерна, был направлен именно на растущую угрозу со стороны реакционных сил капиталистических стран. Угроза большой войны была неизбежна. Коминтерн пытался открыть широкий фронт сопротивления прежде всего в странах фашизма, а сам термин фашизма был применён лишь, как пример реакционной политики, как идеологический ярлык для пропаганды и сплочения не только лояльных к коммунистическим силам масс, но и всех угнетаемых слоёв, включая мелкую буржуазию. Целью данной пропаганды было открытие широкого фронта сопротивления распространению реакции, привлечению к этому широкий слоёв населения и борьба за умы угнетённых масс, которые являлись целью как у прогрессивных сил, так и у реакционных. В дальнейшем, ставились цели перенаправить гнев с конкретных проявлений капитализма (фашизма) на весь капиталистический строй в целом, превращение антифашистского фронта в антикапиталистический и затем в коммунистический. Но в то время, само понятие фашизма имело идеологические предпосылки, его использовали как жупел для борьбы с реакционными проявлениями воинствующего капитализма, для сплочения рабочего класса перед этой опасностью, с целью открыть им глаза на истинную природу и сущность фашистских режимов, содействие революции и информационная война в преддверии всё нарастающей опасности военной агрессии против Советского Союза.
Капиталистические страны также не преминули возможностью воспользоваться такой удобной идеологической ширмой и использовали её для прикрытия собственных империалистических интересов и для расправы с конкурирующими капиталами. Это в итоге привело к тому, что понятие фашизма было оторвано от собственного содержания, превращено в удобный ярлык, инструмент буржуазии для достижения своих классовых интересов. Извратив первоначальную суть, фашизм стал страшилкой для великовозрастных детей, которые были согласны на всё, чтобы не повторились ужасы прошлого и поэтому они готовы рвать зубами любого, на кого поставят эту метку. В этом и заключается вся ирония истории - фашистские по своей сути государства, поскольку явления фашизма (капиталистической реакции) неотделимы от самого капитализма, стали использовать жупел фашизма для достижения своих хищнических классовых интересов, для проведения фашистских, по своему содержанию, действий, таких как военная агрессия, с целью завоевания новых рынков или аннексии чужих территорий.
Термин фашизма, реакционной политики капиталистических стран, который когда-то нёс положительную объединяющую роль, сам стал по своей сути реакционным, использование которого теперь несёт пользу лишь для буржуазной пропаганды. Игра в определение фашистских режимов, выискивания в политике тех или иных стран признаков некого фашистского режима с помощью старого лекала Димитрова, ещё больше расширяет пропасть между формой и содержанием, разрывает связь термина с его основой в капиталистическом строе и превращает его в некую надклассовую вещь-в-себе, игрушку-приманку, которую бросают глупому коту, чтобы он занялся своим бесполезным делом.
Диалектический анализ любого явления в его качественном становлении, изменении и развитии говорит нам, что любое явление существует исключительно в движении, во внутренней борьбе, как источнике этого движения и изменения. И что любое явление содержит определённые атрибуты, то есть сущностные и неотъемлемые признаки данного явления, которые имманентно присущи ему и закономерно вытекают из сущности его движения и одновременно определяют это движение. Причём атрибуты могут проявлять себя сильнее или слабее в зависимости от качества движения и текущих взаимодействий. Неизменными атрибутами капитализма, как и любого другого классового строя являются: эксплуатация одного класса другим, войны и прочие хищнические проявления, которые неизменно вытекают из сущности производственных отношений, сложившихся в обществе, из повсеместной конкуренции и подчинения интересам капитала. В относительно спокойные годы между кризисами, когда господствующий класс не чувствует опасности за своё господство, планомерно наращивает капитал и всячески растёт, как на счетах в банках, так и вширь, в лице ярких выразителей его интересов, в это время может несколько ослабнуть эксплуатация, угнетённый класс может получить небольшие подачки с барского стола, а зверинец мелкой буржуазии выпускают на свободу, чтобы те порезвились на лоне расцветшей свободы слова, печати и прочих буржуазно-демократических свобод и даже могут поиграть в «честные» выборы. Но как только власти господствующего класса или всему капиталистическому строю начинает угрожать опасность, то обостряются те самые неотъемлемые черты классового общества, которые никуда не исчезали и не могли исчезнуть, поскольку являются его определяющей частью. И это касается абсолютно любого строя, не только капиталистического, но и феодального или рабовладельческого. Всегда, когда наступает угроза власти господствующего класса, то этот класс показывает клыки, рычит на всех, кто может представлять угрозу, вслед за этим усиливается эксплуатация, террор против всех сил, которые могут представлять опасность, не только среди антагонистических классов, но внутри самого господствующего класса, который также раздираем противоречиями. Также урезаются многие свободы, капитал ощетинивается металлом мечей или дулами танков и находит выход из кризиса в войне и завоевании новых рынков, с помощью которых и привыкла решать свои проблемы. Это всё приводит к тому, что сама политическая реакция, это не что-то из ряда вон выходящее и неожиданное, это неизбежное явление при кризисе любого классового строя. Всегда была кровь, всегда был террор, всегда были национально-настроенные призывы, шовинизм и братоубийственная война, всё, что приписывают фашизму, как нечто невообразимое и особенное. Никто не давал разным проявлениям реакции, какие-то особые термины, в этом нет смысла, никто не пытался по пустым формам найти аналоги в истории. Фашизм — это лишь приходящее историческое явление, термин введённый в пропагандистских целях для определения совокупных проявлений реакции в начале ХХ века. В реальности, фашизм есть неизменная сущность самого капитализма, это крик в предсмертной агонии, доведённого до отчаяния класса-эксплуататора, в фашизме нет ничего, чтобы ни делал капитализм в своём обычном повседневном существовании. Фашизм это и есть капитализм, выражение его имманентных свойств в их истинной звериной природе, не прикрытой лживой демократией и красивой бравадой из слов.
В настоящее время буржуазные пропагандисты сами с радостью используют этот жупел, для проведения собственных «фашистских» интересов, для решения собственных проблем, путём разграбления тех, кого они назвали фашистами, злом, с которым непременно надо бороться. Наши товарищи, широко шагая своей левой со знаменем борьбы с фашизмом в руках, сами не замечают, как играют на поле чуждых им интересов, как благодаря отречению фашизма от своего классового содержания, они обеляют свой собственный национальный капитализм и выступают на его стороне против другого «плохого» и «фашистского» капитализма. Тогда как, между ними нет никакой качественной разницы, а иногда и вообще никакой. Не нужно бросаться на амбразуру при любом упоминании фашизма, всегда стоит взвешивать все риски, раскрывать настоящую сущность происходящих событий. Всё, что происходило на Украине в последние года - это всего лишь столкновение интересов между империалистическими государствами, до которых сознательному рабочему, а тем более коммунисту нет никакого дела. Нельзя бороться с неким сферическим фашизмом, не затрагивая сам капитализм, поскольку первое является всего лишь частным случаем второго.
http://p0lus.livejournal.com/4811.html Posted on 7 ноя, 2015 at 12:40
Tags: Фашизм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments