mmikhailm (mmikhailm) wrote,
mmikhailm
mmikhailm

УСЛУЖЛИВЫЙ АИФ ОПАСНЕЕ ВРАГА

Есть в России уникальный писатель, фронтовик ВЛАДИМИР СЕРГЕЕВИЧ БУШИН. Без преувеличения можно сказать, что среди известных литераторов России последних тридцати лет он единственный, кого можно назвать рыцарем Советского Союза без страха и упрёка. Несмотря на то, что, почти, весь Союз писателей СССР, лауреаты различных премий, как премудрые пескари, забились в норки или запели об СССР, да так, что Геббельс, наверняка, наградил бы их бочкой варенья и ящиком печенья, Владимир Сергеевич все эти годы писал фельетон за фельетоном, статью за статьёй, создавая книги, обнажая глупость и подлость тех, кто пытался извратить историю СССР и его суть. Нужно отметить, что перевертыши из высоких демократических кресел, которых Бушин выставлял глупцами и негодяями, как правило, оставляли его фельетоны без ответов. Литературное мастерство и безукоризненная точность подачи фактов Бушиным, не оставляли его оппонентам лазейки для возможности оправдаться. Однажды, героически защитив СССР в кровопролитных боях и встретив 9 мая 1945 года в Кёнигсберге, фронтовик Бушин Владимир Сергеевич и сегодня наносит удар за ударом по антикоммунистам.

Предлагаемая читателям, статья В.С. Бушина, опубликована во многих интернет изданиях и в блоге газеты «Завтра». Но актив журнала «Прорыв» благодарен Владимиру Сергеевичу за доверие к нам и за предложение опубликовать недавно написанную им статью в журнале «Прорыв» и в газете «Сторонники Прорыва».

Публикуется в новой авторской редакции с незначительными сокращениями.
https://prorivists.org/bushin_antiaif/

ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ
Девятого мая 2018 года, за нами с женой прислали машину, и мы поехали на Красную площадь. Москва в это праздничное утро была пустынна и прекрасна, тем более, под молодым майским солнцем. Приехали на Ильинку. Она была изящно изукрашена свисающими гирляндами лампочек. Представляю, как это красиво вечером. Кто-то догадался на том самом месте, где в 12 часов дня 41 года Евгений Халдей сфотографировал группу случайных прохожих, слушающих выступление по радио В.М. Молотова, поместить эту знаменитую фотографию в увеличенном виде. На Ильинке начались проверки пригласительных билетов и паспортов. Проверок было четыре. И каждый раз по окончании процедуры я восклицал:

«Слава великому Ленину! Слава великому Сталину!».

Молодые офицеры, проводившие проверку, дружески улыбались. После всех проверок к нам подбежали очаровательные девушки и проводили на трибуну. Наши места оказались справа от Мавзолея в первом ряду.

Слева от меня сидел с дочерью маститый старикан, увешанный наградами. Я по столь торжественному случаю впервые прицепил две планки и, Боже мой, какой тяжелый стал пиджак, и не представляю, как ходят те, кто увешивает орденами, медалями да еще разными памятными значками весь свой фасад! Поди, полпуда набирается.

Мы познакомились: Иван Пантелеевич с 1-го Белорусского, дошел до Берлина. Я тоже назвался: с 3-го Белорусского, дошел до Кенигсберга. Когда двинулись колонны, это было так здорово, что у меня вырвались строки из пушкинской «Полтавы»:

«Ура! Мы ломим, гнутся шведы,
Тускнеет слава их знамен…».

— Что? — спросил Иван Пантелееевич. — Какие шведы?
— Да не шведы, а дармоеды, — ответил я. — Вот там, у Мавзолее сидят.

И закончил строки Пушкина своими словами:

«Друзья, сегодня День Победы.
Как здорово, что в мае он!».

Действительно, представьте себе, что война кончилась бы в декабре или феврале.

Но кое-что во время прохождения колонн коробило. Представьте, репортер торжественно оглашает:

«На Красную площадь вступает колонна ордена Ленина Высшего общевойскового командного училища…»

Ордена Ленина… А сам Ленин тут же, на площади в блокаде за массивной изгородью. И так несколько раз… Да, немцы обложили блокадой город Ленина, а нынешняя власть — самого Ленина. Кто круче?..

Ну, оружие, технику нам уже недели две по телевидению показывали во время репетиций. Они, конечно, необходимы, но зачем по телевидению-то? Парад это своего рода спектакль, а во всяком спектакле должен быть момент новизны, неожиданности, первичности. А какая же новизна и первичность, если мы все это уже десять раз видели. Странно, что тов. Шойгу не понимает это.

Парад боевой техники возглавил танк Т-34…

«Здравствуй Т-34,
Мой старинный друг и брат.
Помнишь, был ты лучшим в мире.
Что, тебе мотор сменили
И послали на парад?
Вижу, славная обновка —
Как и не был на войне!
Если бы вот так же ловко
Заменили сердце мне…»

Когда на площади появились самые грандиозные орудия, Иван Пантелеевич сказал:

— Абрамович и Вексельберг могут спать спокойно…

Я оглянулся на Мавзолей (он хорошо был виден сбоку) и демонстративно перекрестился. А когда парад кончился, и народ стал расходиться, я встал, повернулся в сторону Мавзолея и ещё трижды осенил себя крестным знамением. Ничего другого сделать в свои 94 года, физически, я не мог, это единственное. Подойти к Мавзолею было невозможно — здоровенная изгородь. Но не скрою, приятно было видеть, как вытянулись лица присутствующих служителей церкви. Ведь, для меня Ленин не только живее всех живых, но и святее всех святых.

Перед вступлением Путина в должность, что теперь именуется каким-то дурацким, несъедобным словом, Геннадий Андреевич Зюганов обратился к нему в «Правде» с просьбой: — Владимир Владимирович, ну, пожалуйста, ну, ради Христа уберите 9 мая маскировку с Мавзолея… Он до сих пор не понял, с кем имеет дело.

Ну, а когда мы спустились с трибуны, невозможно было подойти к Мавзолею и, припасённый мною портрет Чубайса, вырезанный из «Советской России», я швырнул на брусчатку площади и растер его каблуком. За мной по нему прошли тысячи москвичей.

Мы спустились с площади мимо Исторического музея, вышли на изуродованную Лужковым Манежную, прошли мимо гостиниц «Москва», мимо Думы, на которой ещё можно видеть советский герб, вышли на Театральную к станции метро. Как прекрасна Москва! И ведь с каждым домом, мимо которых мы шли, связано что-то незабываемое… Сколько раз в дружеской молодой компании свободных и суверенных советских людей сиживали мы на открытой веранде ресторана «Москва», едва не дотягиваясь руками до мерцающих над городом звезд… А на первом этаже гостиницы «Москва» был гастроном № 1 по знаменитости второй после Елисеевского. Помню даже, где и что там продавали. Справа в самом углу стояли бочки с черной икрой… Дума…. Сюда я захаживал к Альберту Мокашову. Как он теперь?.. Дом Союзов… Да через него прошла вся советская история. А мне, разве, забыть, что 29 марта 1942 года я слушал в Колонном зале Седьмую симфонию Шостаковича, а через много лет самому довелось в этом знаменитом зале держать речь. Рядом сидела Татьяна Доронина … В Малом театре я бывал почему-то редко, чаще в филиале на Ордынке, и вообще я «мхатовец»… А в Большом не так давно был с внуками.

Мы опустились в метро и поехали домой. А москвичи все шли и шли по портрету Чубайса, а вечером начнется гуляние и ещё танцевать будут на нем…

В. Бушин
09/06/2018





Tags: "Их нравы", РФ, Фото Видео Цитаты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments