mmikhailm (mmikhailm) wrote,
mmikhailm
mmikhailm

Category:

О роли и месте рабочих в революции

№ 11/39, XI.2019



Предлагаемая статья дополняет следующий комплекс материалов:

Что бы поделать?

Протестность и марксизм

О революции

О борьбе за коммунизм здесь и сейчас

О принципах нашей пропаганды

Как агитировать

Любят — не любят?
____________________________________________________________________________


Продолжая серию политико-прикладных заметок о марксистской работе по соединению пролетарского движения и коммунизма, необходимо отдельно остановиться на роли и месте промышленных пролетариев в Коммунистической революции.

Прежде всего, следует отметить, что с 1980-х годов буржуазные идеологи упорно пытаются насадить нехитрую мысль о том, что промышленное производство как будто бы отошло на задний план, уступая передовые позиции «информационной экономике», «постиндустриализму», «экономике услуг» и тому подобному. Наиболее весомый вклад в установление и развитие данной концепции якобы свершившегося перехода от промышленного производства к производству непромышленному внес преподаватель Гарвардского университета Белл и редактор американского делового журнала Fortune Тоффлер. Смысл их позиции сводится к тому, что в современной капиталистической экономике возрастающую роль играет сфера услуг, а не материальное производство, значит, противоречия капитализма сходят якобы на нет.

Кроме Белла и Тоффлера подобные идеи пропагандируют и другие буржуазные идеологи. Поскольку концепция «постиндустриализма», в каких бы формах она ни существовала, основывается на «наблюдениях», «статистике» и болтовне, а не на материалистическом понимании истории, постольку представляет собой одну сплошную путаницу, созданную, в частности, ради одной чисто политической цели — пропагандировать вечность капитализма и безальтернативность господства частной собственности. Иными словами, люди из карьерных соображений выдумывали разные теории, описывающие развитие империализма и некоторые внешние изменения в экономиках ведущих стран, и наиболее логичная и понятная из них была максимально растиражирована буржуазией в противовес марксизму.

Естественно, в этой борьбе с марксизмом пускаются в ход спекуляции о снижении роли/ доли/ влияния промышленных рабочих, о невозможности повторить опыт большевиков, о появлении «среднего класса» и так далее. Все эти поверхностные глупости воздействуют в основном на тех, кто рассуждает в контексте механического повторения Великой Октябрьской революции. Имеется в виду, что в современном обществе нет настолько же, как в 1917 году, заинтересованной в революции социальной силы и нет сплочённой революционной идеей организованной массы рабочих, которую можно было бы считать передовой.

Однако. Во-первых, например, в нашей стране более половины населения — наёмные работники, то есть пролетарии. Они находятся в бедственном положении, полностью зависят от буржуазии, представляют собой эксплуатируемую массу. Несмотря на то, что благодаря техническим аспектам роста производительности труда бытовые условия жизни современных пролетариев значительно лучше, чем были в начале XX века, они бесконечно далеки от комфортной и зажиточной жизни. Иными словами, пролетариат страдает от гнёта капитала и с удовольствием бы сбросил это иго. Несмотря на то, что политические условия буржуазно-демократической республики намного лучше террористической диктатуры царизма начала XX века, в стране множество капиталистических социальных проблем и язв, которые отравляют жизнь большинства, а для некоторых делают её буквально невыносимой. Поэтому говорить, что массы не заинтересованы в революционном переустройстве общества, в возврате страны на коммунистический путь, было бы неправильным.

Во-вторых, степень сознательности и организованности революционного класса зависит от наличия партии авангардного типа и качества её пропагандистской, агитационной и организаторской работы. Дело вовсе не в наличии рабочих, не в их активности, не в их сплочённости самой по себе.

Как раз Великая Октябрьская революция является прямым подтверждением той истины, что авангардную и ключевую роль в революции и революционной войне (гражданская война) играет не наиболее массовый и угнетаемый класс (на тот момент крестьянство), а наиболее организованный и сознательный (в тот момент класс городских фабрично-заводских рабочих).

Вместе с тем, опыт Великой Октябрьской революции показывает, что революционный класс формируется не как некая объективная экономическая общность людей, движущаяся стихийно масса, а как организованная партией и сознательно идущая за партией сплочённая социальная сила.

Действительно, большинство революционного класса в 1917 году представляло собой промышленных пролетариев. Действительно, диктатура рабочего класса опиралась на рабочую массу в осуществлении своей политики. Но, во-первых, не все городские фабрично-заводские рабочие поддерживали революцию, во-вторых, не только городские фабрично-заводские рабочие поддерживали революцию, в-третьих, формировать, проявлять и реализовывать волю революционного класса означает сознавать цели и задачи революции, коллективно действовать и бороться именно за взятие, удержание и укрепление своей политической власти как класса. Следовательно, быть классом с экономической точки зрения и стать революционным классом — это две большие разницы.

Городские фабрично-заводские рабочие в 1917 году были тем отрядом пролетариата, который в силу объективных причин являлся ядром революционного рабочего класса. Именно в этой среде получали наибольшее распространение марксистские идеи, имела наибольшее влияние большевистская партия. Городские рабочие в царской России были относительно образованны, организованны, территориально располагались в крупнейших городах, что делало их наиболее близким к коммунизму отрядом.

Что же сегодня?

О роли и месте рабочих в революции

Tags: Что делать?
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments